среда, 11 июня 2014 г.

Фирма Gartner назвала 10 наиболее важных в стратегическом отношении для «умного правительства» тенденций развития технологий, часть 1


Предлагаемый вниманию читателей пресс-релиз известной консультационной фирмы Gartner был опубликован 14 апреля 2014 года. Под «умным правительством» (smart government) аналитики фирмы понимают следующий этап внедрения современных технологий в государственное управление – новый термин понадобился, видимо, потому, что «электронное правительство» и «открытое правительство» уже перестали вызывать нужный трепет у клиентов :)

По мнению Gartner, совместное действие четырех мощных сил (Nexus of Forces) - социальности, мобильности, облачных вычислений и информации, является движущей силой инноваций в государственном секторе.


На проведенном фирмой Gartner в начале апреля 2014 года в Дубае симпозиуме-выставке Gartner Symposium/ITxpo аналитики фирмы выделили 10 наиболее важных стратегических технологических тенденций развития «умного правительства» (smart government).

«Умное правительство интегрирует информацию, коммуникации и технологии оперативной работы в планирование, управление и операции в целом ряде областей, процессов и юрисдикций, с целью получения соответствующей отдачи для общества», сказал управляющий вице-президент фирмы Андреа ди Майо (Andrea Di Maio). «Мы определили 10 главных технологических тенденций, которые государственные ИТ-организации должны учитывать в ходе своих процессов стратегического планирования».


В число этих десяти тенденций входят следующие:

1. Персональное мобильное рабочее место (Personal Mobile Workplace)

Независимо от того, насколько усердно государственные ИТ-организации стремятся классифицировать типы устройств, приложений и стилей взаимодействия по роли пользователей, они неизбежно упускают из виду тот факт, что любое устройство, применяемое в профессиональных целях, всё равно ползучим образом станет использоваться и в личных целях.

У государственных ИТ-организаций может возникнуть иллюзия того, что они держат ситуацию под контролем, организуя выдачу устройств и управление ими, и выпуская четко сформулированные политики, допускающие и регламентирующие использование сотрудниками персональных устройств. Реальность, однако, такова, что сотрудники (в зависимости от демографических особенностей, личных предпочтений и оказываемого на них давления в плане повышения производительности) могут сами решать, в какой мере они предпочитают использовать корпоративную информацию и приложения по сравнению с собственными.

2. Мобильное взаимодействие с гражданами (Mobile Citizen Engagement)


Ряд вопросов, заданных фирме Gartner её клиентами из государственного сектора, показал наличие интереса к предоставлению рассчитанных на граждан услуг с использованием мобильных устройств, а также и использованию функциональных возможностей «социального» программного обеспечения.

Этот интерес обусловлен сочетанием давления со стороны политического руководства и тех возможностей, которые открывают новые технологии. Эффективность оказания государственных услуг с использованием мобильных средств зависит от комбинации демографических факторов, частоты и повторяемости использования, быстроты оказания услуг и их срочности, от потенциального уровня автоматизации, от необходимости для предоставления услуг иметь информацию о местоположении, и от степени привлекательности таких услуг.

3. «Большие данные» и поддерживающая оперативную деятельность аналитика (Big Data and Actionable Analytics)

Внедрение «большие данные» по-прежнему тормозится из-за имеющихся у государственных органов проблем, связанных с управлением и обработкой информации, которые превосходят возможности традиционных ИТ-подразделений по поддержке использования информационных активов.

Осознание того, что все данные могут быть интегрированы с использованием специально разработанных для этого технологий, бросает вызов существующей практике избирательной оценки того, какие именно данные следует интегрировать. Степень внедрения концепций и инициатив в области «больших данных» в государственном секторе широко варьируется в зависимости от юрисдикции, и на данный момент внедрение ограничивается отдельными частными случаями, такими, как
  • Выявление случаев мошенничества, расточительства и злоупотреблений;

  • Дополнительные возможности в плане обеспечения безопасности;

  • Мониторинг состояния здоровья населения;

  • Управления здравоохранением; и

  • Объединения данных из ИТ-приложений и приложений операционных технологий (operational technology, OT) для расширенного мониторинга безопасности и ситуационной осведомленности.
Правительства ищут способы использования «больших данных» для повышения эффективность своих деловых процессов и сокращения затрат, но пока что добились лишь ограниченных успехов.

4. Экономически-эффективные «открытые данные» (Cost Effective Open Data)


Многие склонны отождествлять «открытые данные» с публичными государственными данными, однако данные можно считать открытыми во всех случаях, когда они являются машиночитаемыми и доступными через интерфейсы прикладного программирования (API). Это определение потенциально применимо к любым данным, которые необходимо обрабатывать: будь то государственные данные, раскрываемые по запросам на основе законодательства о свободе доступа к государственной информации; или данные, использование которых разрешено только конкретному государственному органу.

Это приводит к появлению новых способов комбинирования данных из различных источников, а также дает возможность создавать новые услуги и процессы на основе открытых данных. Государственные органы стали одновременно и поставщиками открытых данных друг для друга и для общественности в целом (последнее касается только публичных данных), и потребителями открытых данных, поступающих от других государственных органов, а также от коммерческих и неправительственных и от сообществ граждан.

5. Данные, управляемые гражданами (Citizen Managed Data)

Защищённые хранилища данных граждан (Citizen data vaults) - это услуги, которые предоставляют субъектам данных возможность доступа к своим данным вне контекста конкретного взаимодействия с государственными органами, что даёт им возможность осуществлять более гибкий контроль над тем, кто, когда и как может получить доступ к данным, в правовых рамках той юрисдикции, под которую они подпадают.

Подобные хранилища обещают значительную потенциальную отдачу в плане удовлетворения меняющихся ожиданий интернет-пользователей, обеспечивая более прозрачный контроль над реализацией прав на неприкосновенность частной жизни применительно к электронным данным; облегчая задачу интеграции различных государственных услуг; и создавая условия для появления полезных услуг, оказываемых коммерческими и некоммерческими организациями, а также организациями, создающими условия для прямого взаимодействия пользователей (такими, как социальные сети).

С другой стороны, на этом пути нужно преодолеть значительные проблемы, такие как проблемы интероперабельности, запаздывания (latency), доступности и надежности данных, доверия и безопасности, а также масштаба и сложности, характерных для здравоохранения и других сфер применения.

(Окончание следует)

Источник: сайт фирмы Gartner
http://www.gartner.com/newsroom/id/2707617

Комментариев нет:

Отправить комментарий