суббота, 26 сентября 2015 г.

Арбитражная практика: Списание средств со счета по поддельному исполнительному листу


По данным Федеральной службы судебных приставов банки в 2013 году приняли участие в 55,7 млн. исполнительных производств, а в 2014 году эта цифра составила уже 62 млн. Поскольку по исполнительным документам происходит списание денежных средств, то регулярно появляются поддельные исполнительные листы.

Арбитражный суд города Москвы в октябре 2013 года рассмотрел дело № А40-97803/13, в котором ОСАО «Ингосстрах» предъявил иск банку, в котором был открыт его текущий счет, за то, что тот списал деньги по поддельному исполнительному листу. Последнее решение по делу было принято в июле 2015 года.

Суть спора

В мае 2013 году ЗАО «Банк Русский Стандарт» уведомило ОСАО «Ингосстрах» о списании банком в безакцептном порядке денежных средств (списание денежных средств со счетов без распоряжения владельца – Н.Х.) на сумму более 157,5 тысяч рублей с расчетного счета общества. Списание было произведено на основании исполнительного листа Железнодорожного районного суда г. Барнаула.

Железнодорожный районный суд г. Барнаула сообщил, что такой исполнительный лист им не выдавался. Претензия о добровольном возмещении ущерба осталась без удовлетворения, поэтому общество «Ингосстрах» обратилось в суд.

Позиция ОСАО «Ингосстрах» 

По мнению общества, банком не были предприняты меры для проверки подлинности исполнительного листа. Кроме того, имелись законные основания не принимать его к исполнению в связи с тем, что он не соответствует требованиям федерального закона «Об исполнительном производстве», а именно:
  • В заявлении гражданина отсутствуют реквизиты документа, удостоверяющего личность взыскателя;

  • В исполнительном листе неверно указана дата государственной регистрации ОСАО «Ингосстрах» в качестве юридического лица.
Кроме того, общество обратило внимание на то, что согласно данным официального сайта Железнодорожного районного суда г. Барнаула, судебного дела с участием гражданина и ОСАО «Ингосстрах» не имеется, и суд подтвердил, что спорный исполнительный лист им не выдавался.

Позиция Арбитражного суда города Москвы

Суд изучил копии исполнительного листа и заявления, представленные в банк, и отметил, что у банка имелись предусмотренные законом основания для проверки подлинности исполнительного листа либо достоверности сведений, поскольку имело место несоответствие данных, указанных взыскателем в заявлении.

Суд пришел к выводу о том, что банк при проявлении необходимой степени заботливости и осмотрительности должен был обнаружить несоответствие исполнительного документа и заявления, однако не сделал этого, что повлекло за собой причинение имущественного вреда обществу, выразившемуся в неправомерном списании с его счета денежных средств.

Суд взыскал с ЗАО «Банк Русский Стандарт» в пользу Открытого страхового акционерного общества «Ингосстрах» 157,5 тысяч рублей.

Девятый арбитражный апелляционный суд в феврале 2014 года оставил без изменения решение Арбитражного суда города Москвы, а апелляционную жалобу банка без удовлетворения.

Позиция Федерального арбитражного суда Московского округа.

Федеральный арбитражный суд Московского округа рассмотрел дело в мае 2014 года и отметил, что в судах первой и апелляционной инстанций банк ссылался на то, что предъявленный гражданином исполнительный лист полностью соответствовал требованиям действующего законодательства, был изготовлен на бланке утвержденной формы, на специальной бумаге с водяными знаками, не содержал явных видимых признаков поддельности бланка или печати, содержал все необходимые реквизиты, установленные статьей 13 федерального закона «Об исполнительном производстве».

Банк также указал, что несоответствий между исполнительным листом и заявлением не имелось, отражение паспортных данных взыскателя в исполнительном документе не требуется, а дата государственной регистрации общества, указанная в исполнительном листе, соответствует дате внесения записи в ЕГРЮЛ.

По мнению кассационной инстанции, суд первой инстанции оценку этим доводам не дал и не указал мотивы, по которым он их отклонил. Кроме того, суд не выяснял вопрос относительно порядка поступления спорного исполнительного листа банку (по почте или лично) и выполнения обязательств банком по проверке представленных на исполнение документов.

По мнению суда, без выяснения указанных обстоятельств не представляется возможным сделать правильный вывод о том, что у истца возникли убытки в заявленном размере, имеется вина банка в их причинении, а также причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникновением убытков.

Учитывая, что при принятии решений судами не были исследованы все имеющие существенное значение для дела обстоятельства, ФАС счёл, что выводы судов не соответствуют имеющимся в деле доказательствам, суды нарушили нормы процессуального права и что судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Федеральный арбитражный суд Московского округа отменил решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, дело было направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Позиция Арбитражного суда города Москвы – круг второй

Арбитражный суд города Москвы в январе 2015 года отметил, что представленный в банк исполнительный лист был изготовлен на бланке утвержденной формы на специальной бумаге с водяными знаками и иными необходимыми видами защиты, а также содержал подпись судьи и печать соответствующего суда. Явные, видимые признаки поддельности исполнительного документа отсутствовали.

Исполнительный лист содержал все необходимые реквизиты, установленные ст. 13 федерального закона «Об исполнительном производстве», а именно: наименование и адрес суда, выдавшего исполнительный документ, фамилию и инициалы должностного лица; наименование дела или материалов, на основании которых выдан исполнительный документ, их номера; дату принятия судебного акта; дату вступления в законную силу судебного акта; сведения о должнике и взыскателе.

Исходя из содержания и формы исполнительного листа сомнений в его подлинности у банка не возникло.

Сведениями о том, что исполнительный лист является подложным, на момент списания денежных средств со счета общества банк не располагал.

Суд отметил, что подложность документа может устанавливаться на основании данных, полученных из различных источников. Однако обнаружение фактов подделки с помощью ревизий и оперативно-розыскных мероприятий не входит в компетенцию кредитных организаций. Подтверждение подложности документа возможно только путем назначения различных видов судебных экспертиз, поскольку именно им и только им присуща процессуальная форма, гарантирующая достоверность выводов и соблюдение интересов всех участников.

Указанная в исполнительном листе дата государственной регистрации должника соответствует дате внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о юридическом лице, зарегистрированном до 1 июля 2002 года. Суд также отметил, что согласно размещенной на сайте ФНС информации датой внесения записи об обществе в ЕГРЮЛ является именно 11 февраля 2002 года, а не фактическая дата его создания, в связи с чем, в отсутствие иных сведений об ответчике суд, выдавший исполнительный лист, мог указать дату в соответствии с данными сайта ФНС.

Исполнительный лист был предъявлен в банк взыскателем - физическим лицом лично. В мае 2013 года взыскатель обратился в отделение «Барнаул №2» филиала банка в г. Новосибирске с исполнительным листом и заявлением.

В банке действует временный «Порядок исполнения исполнительных документов, поступивших в банк от сторонних взыскателей». В соответствии с ним при приеме документов ответственное лицо обязано осуществить идентификацию обратившегося взыскателя, сверить данные, указанные в заявлении, исполнительном документе с документами, удостоверяющими личность взыскателя.

Поскольку лицо, предъявившее исполнительный лист, было идентифицировано, заявление и исполнительный лист были приняты и переданы в бухгалтерию филиала для проверки наличия открытых счетов должника (ОСАО «Ингосстрах») в банке. Поскольку счет общества был открыт в головном офисе, то, в соответствии с порядком, документы были направлены в Отдел обработки запросов УУРКО ОТД (г. Москва).

Банк, осуществив проверку документов, списал денежные средства со счета общества на основании предъявленного исполнительного листа, о чем на нем была проставлена соответствующая отметка.

После списания денег исполнительный лист, в соответствии с требованиями положения Банка России № 285-П «О порядке приема и исполнения кредитными организациями, подразделениями расчетной сети Банка России исполнительных документов, предъявляемых взыскателями» был направлен в суд, выдавший его - Железнодорожный районный суд г. Барнаула.

Суд отметил, что необходимым условием привлечения банка к ответственности за ненадлежащее совершение операций по счету в рассматриваемом случае является факт необоснованного списания денежных средств со счета клиента.

Суд пришел к выводу, что у банка отсутствовали правовые основания для отказа в списании денежных средств по исполнительному листу.

В итоге суд отказал в удовлетворении иска общества «Ингосстрах».

Позиция Девятого Арбитражного апелляционного суда - круг второй

Девятый арбитражный апелляционный суд в апреле 2015 года не согласился с решением суда первой инстанции.

Суд отметил, что на банки в процессе реализации полномочий по принудительному исполнению судебных актов о взыскании денежных средств распространяются положения закона, согласно которому в случае обоснованных сомнений в подлинности исполнительного документа, полученного непосредственно от взыскателя (его представителя), или сомнений в достоверности представленных сведений, банк или иная кредитная организация вправе для проверки его подлинности либо достоверности сведений задержать его исполнение, но не более чем на семь дней. При проведении проверки банк или кредитная организация незамедлительно приостанавливает операции с денежными средствами на счетах должника в пределах суммы денежных средств, подлежащей взысканию.

По мнению суда, банк, получив от взыскателя исполнительный документ, не идентифицировал его личность и принял заявление, в котором отсутствовали сведения, которые должны быть в нем обязательно указаны, а именно: гражданство, реквизиты документа, удостоверяющего личность, место жительства или место пребывания, идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии).

По мнению суда, нарушив обязательные требования закона в части содержания и формы документов, на основании которых денежные средства без распоряжения клиента были списаны с расчетного счета истца, банк не вправе ссылаться на добросовестность своих действий и осмотрительность при проверке представленных документов.

При этом не имеет правового значения правильность заполнения исполнительного листа, поскольку достаточным основанием для признания неправомерными действия банка по списанию денежных средств является несоответствие требованиям закона представленных документов, в конкретном случае, неполнота заявления и недоказанность банком предпринятых действия по идентификации личности взыскателя.

Суд отметил, что не могут быть признаны правомерными действия банка, совершенные на основании исполнительных документов, не соответствующих требованиям закона, в результате которых истцу причинен ущерб в виде утраты денежных средств.

Банк, как субъект профессиональной предпринимательской деятельности в области проведения операций по счетам клиентов и осуществляющий их с определенной степенью риска, должен нести ответственность в виде возмещения убытков, причиненных неправильным списанием принадлежащих истцу денежных средств.

Сотрудники банка, специализирующиеся на приеме и проверке документов, предоставляемых клиентами, могли и должны были определить их несоответствие.

Банк не исполнил надлежащим образом требования положений Законов и банковских Правил, не был надлежащим образом осмотрителен и не принял все возможные меры для предотвращения необоснованного списания денежных средств с расчетного счета истца, что повлекло утрату истцом денежных средств в заявленном размере. Непроявление участником гражданских правоотношений необходимой осмотрительности не может служить основанием для отказа в удовлетворении иска.

Суд отменил решение Арбитражного суда города Москвы. С ЗАО «Банк Русский Стандарт» было взыскано в пользу ОСАО «Ингосстрах» более 157,5 тысяч рублей убытков.

Арбитражный суд Московского округа в июле 2015 года оставил без изменения постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, а кассационную жалобу банка без удовлетворения.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации / Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий