воскресенье, 10 января 2016 г.

Судебная практика: Предъявленные в виде электронных писем требования о выдаче вклада не соответствуют нормам закона


Данный пост блога - юбилейный, 5-тысячный :)

Активное использование информационных технологий, в том числе и в банковской деятельности, иногда приводит к недоразумениям. Граждане начинают думать, что любые вопросы по обслуживанию своих счетов можно решить с использованием электронной почты.

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры рассмотрела в мае 2014 года дело (апелляционное определение № 33-2213/2014), в котором недовольный вкладчик предъявлял претензии банку за то, что тот отказался выполнять его требования о выдаче вклада, направленные в электронном виде.

Суть спора

Гражданка заключила в сентябре 2013 года с ЗАО «Сургутнефтегазбанк» договор срочного банковского вклада на сумму 1,6 млн. руб. По условиям данного договора банк обязался возвратить ей сумму вклада, выплатить проценты из расчета 8,5% годовых от суммы вклада.

Распоряжаться счетами и вкладами она уполномочила мать, что подтверждается нотариальной доверенностью, выданной в сентябре 2013 года. В сентябре и октябре 2013 года ее представитель дважды обращалась в отделение банка и центральный офис банка для внесения денежных средств на карточный счет гражданки, для получения информации о распоряжении счетом, для внесения сведений о выданной доверенности.

Сотрудники банка отказали представителю в совершении действий по вкладу со ссылкой на необходимость предоставление оригинала доверенности либо нотариально заверенной копии. В связи с этим гражданка в ноябре 2013 года направила в адрес банка по электронной почте претензию о возврате вклада и выплате неустойки.

В декабре 2013 года от банка поступило письмо разъясняющего характера о необходимости соблюдения ее представителем всех формальностей для совершения операций по вкладу. В феврале 2014 года банк добровольно выдал ее представителю сумму вклада и проценты. По мнению гражданки, банк с ноября 2013 неправомерно уклонялся от возврата вклада и уплаты процентов. Просрочка составила 95 дней.

Гражданка просила взыскать с банка проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме более 35 тысяч руб., штраф в сумме более 17 тысяч руб., компенсацию морального вреда 100 тысяч руб.

Позиция ЗАО «Сургутнефтегазбанк»

В октябре 2013 года представитель гражданки обратился в банк для пополнения карточного счета и внесения в программное обеспечение данные о доверенности.

Операция по пополнению счета была произведена, но во внесении данных о доверенности в программное обеспечение было отказано, поскольку гражданка отказалась отдать сотруднику банка оригинал доверенности либо предоставить ее нотариально заверенную копию.

В октябре 2013 года представитель гражданки не требовал возврата суммы вклада. Указанное требование было впервые заявлено гражданкой в электронном письме в ноябре 2013 года.

Выдача вклада возможна исключительно при личной явке клиента либо его представителя для обеспечения возможности идентификации вкладчика или его представителя. В период с октября по декабрь 2013 года представитель гражданки неоднократно пополняла счет, банк ей не препятствовал. Действия банка по истребованию оригинала доверенности не противоречат нормам действующего законодательства. Банк не нарушал личные неимущественные права вкладчика.

Позиция Сургутского городского суда

Суд в феврале 2014 года отметил, что согласно утвержденному банком Положению о порядке принятия к исполнению ЗАО «Сургутнефтегазбанк» доверенностей клиентов, предъявленных в рамках договора банковского счета, сотрудник банка принимает от представителя клиента оригинал (нотариально удостоверенную копию) доверенности и осуществляет ее проверку на предмет соответствия требованиям действующего законодательства РФ. В случае соответствия доверенности всем предъявляемым требованиям сведения о ней вносятся в программное обеспечение Банка; доверенность передается в отдел последующего контроля для помещения в юридическое дело клиента.

Учитывая, что в октябре 2013 года при личной явке в банк представитель гражданки требования о расторжении договора срочного вклада и выдаче суммы вклада не заявляла, а просила внести данные о доверенности в программное обеспечение банка для совершения операций в любом отделении банка, у суда первой инстанции отсутствовали основания для признания действий банка по истребованию у представителя оригинала (нотариально заверенной копии) доверенности неправомерными. В своих действиях сотрудники банка руководствовались интересами вкладчика и обеспечением сохранности его денежных средств от возможных посягательств третьих лиц.

Суд отметил, что требования о выдаче вклада, заявленные истицей в электронных письмах, не могут расцениваться как инициатива о возврате суммы вклада, поскольку не соответствуют установленной законом и нормативными документами ответчика форме. Электронная переписка не позволяет установить личность автора письма.

По мнению суда, требования представителя, заявленные к ответчику о внесении данных о доверенности в программное обеспечение банка и помещении доверенности в юридическое дело, не являются требованиями о возврате вклада, следовательно, отказы ответчика в части внесения сведений и помещении доверенности в дело не нарушают прав истицы, поскольку находятся в компетенции банка при организации внутренних правил ответчика.

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры оставила без изменения решение Сургутского городского суда Ханты - Мансийского автономного округа, а апелляционную жалобу гражданки - без удовлетворения.

Источник: Консультант плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=887456

Комментариев нет:

Отправить комментарий