воскресенье, 8 февраля 2015 г.

Конституционный Суд: Изъятие документов и/или электронных носителей информации следственными органами носит временный характер и не порождает перехода права собственности на них к государству


Общество ОАО «Дальневосточная энергетическая управляющая компания» обратилось в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой, в которой оно оспаривало конституционность части первой статьи 15 «Права органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность» федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Данная статья не предусматривает сроков удержания электронных носителей информации, изъятых при проведении оперативно-розыскных мероприятий, а также обязывает лицо, у которого произведено такое изъятие, предоставлять другие электронные носители для осуществления копирования соответствующей информации.

В октябре 2012 года на основании постановления руководителя Управления ФСБ России по Приморскому краю было произведено обследование помещений ОАО «Дальневосточная энергетическая управляющая компания», в ходе которого были изъяты электронные носители информации.

Решением суда в апреле 2013 года было оставлено без удовлетворения заявление общества о признании незаконным бездействия Управления, предложившего обществу предоставить электронные носители информации для копирования данных с изъятых носителей вместо их возврата. С таким решением согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.
Для справки: Статья 15 федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» закрепляет право осуществляющих оперативно-розыскную деятельность органов, в рамках выполнения их задач, не только проводить оперативно-розыскные мероприятия, но и производить изъятие документов, предметов, материалов и сообщений, с составлением об этом протокола.

Согласно той же статье, если при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятий изымаются документы и/или электронные носители информации, то изготавливаются копии документов, которые заверяются должностным лицом, изъявшим документы, и/или, по ходатайству законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации, информация, содержащаяся на изъятых электронных носителях, копируется на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изъятых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации.

Копии документов и/или электронные носители информации, содержащие копии изъятой информации, передаются лицу, у которого были изъяты эти документы, и/или законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации, о чем делается запись в протоколе.

В случае, если при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятий невозможно изготовить копии документов и/или скопировать информацию с электронных носителей информации или передать их одновременно с изъятием документов и/или электронных носителей информации, указанное должностное лицо передает заверенные копии документов и/или электронные носители информации, содержащие копии изъятой информации, лицу, у которого были изъяты эти документы, и/или законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации в течение пяти дней после изъятия, о чем делается запись в протоколе.
Позиция Конституционного Суда Российской Федерации

Суд отметил, что изъятие документов и/или электронных носителей информации органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, носит временный характер, не приводит к их отчуждению и не порождает перехода права собственности к государству (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2004 года № 304-О), преследует конституционно оправданные цели и осуществляется при наличии гарантий последующего судебного контроля (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 мая 1997 года № 8-П, от 11 марта 1998 года № 8-П и от 16 июля 2008 года № 9-П) и с предоставлением их копий лицу, у которого они изъяты, и/или законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации, не исключает гражданско-правового порядка возмещения причиненного вреда, - а потому оспариваемая норма не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Конституционный Суд РФ принял решение об отказе в принятии жалобы ОАО «Дальневосточная энергетическая управляющая компания» к рассмотрению в заседании Конституционного Суда РФ.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=158326 

Комментариев нет:

Отправить комментарий