пятница, 29 марта 2013 г.

Мониторинг правоприменительной практики по вопросам электронного документооборота в сфере государственного управления за 2011 год ограничился выявлением отсутствующих подзаконных нормативно правовых актов


Доклад о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2011 год был подготовлен Правительством во исполнение Указа Президента России от 20 мая 2011 года № 657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации» (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2011/09/blog-post_15.html) и опубликован в соответствии с Поручением Президента от 11 февраля 2013 года (к сожалению, самого поручения на сайте найти не удалось).

Меня в докладе больше всего интересовал раздел «Обеспечение информационных прав граждан, развитие электронной торговли и электронного документооборота в сфере государственного управления», который готовило Минкомсвязи России в соответствии с пунктом 6 плана мониторинга правоприменения на 2011 год.

Мониторинг правоприменительной практики по вопросу обеспечения информационных прав граждан, развития электронной торговли и электронного документооборота в сфере государственного управления ограничился пределами действия:
  • Федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ «Об электронной подписи»,

  • Федерального закона от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи»,

  • Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»,

  • Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» (далее - Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ),

  • Нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации.
Поскольку представление результатов мониторинга применения федерального закона от 27 июля 2007 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» предусмотрено на 2012 год, то в докладе практика применения этого закона не анализировалась.

При изучении законодательства было выявлено, что до настоящего времени не разработано два подзаконных нормативных акта, предусмотренных положениями федерального закона от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» (см. Приложение 12 к докладу):
  • Правила использования простых электронных подписей при оказании государственных и муниципальных услуг, в том числе правила создания и выдачи ключей простых электронных подписей, а также перечень органов и организаций, имеющих право на создание и выдачу ключей простых электронных подписей в целях оказания государственных и муниципальных услуг (часть 1 статьи 211);

  • Перечень иных федеральных электронных приложений, которые должна иметь универсальная электронная карта, устанавливается (часть 6 статьи 23)
Оба эти документа должны быть утверждены Правительством РФ.

По мнению Минкомсвязи, положения федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ и соответствующие нормативные правовые акты применяются единообразно без нарушений, «хотя существуют отдельные проблемы в правоприменительной практике».

Среди «отдельных проблем» выделена проблема единой понятийно-терминологической системы в нормативных правовых актах (подпункт «б» пункта 10 методики), а точнее, использования во многочисленных действующих нормативно-правовых актах термина «электронная цифровая подпись»:
Доклад о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2011 год

Принимая во внимание, что Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ утрачивает силу с 1 июля 2013 г., возможно появление терминологических противоречий и образование правовых коллизий, когда в различных нормативных правовых актах будет упоминаться несуществующий термин (к примеру, понятие "электронная цифровая подпись" применяется в Федеральном законе от 29 ноября 2010 г. № 326-ФЗ "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации", Федеральном законе от 7 февраля 2011 г. № 7-ФЗ "О клиринге и клиринговой деятельности" и др.).
Естественно, что Минкомсвязи было предложено подготовить соответствующие проекты нормативных правовых актов, исключающие из текстов нормативных правовых актов термин «электронная цифровая подпись».

При анализе результатов мониторинга правоприменения федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ было выявлено «отсутствие правовой определенности по вопросу о том, в каком порядке и с учетом каких критериев будет определяться размер платы, взимаемой удостоверяющими центрами за оказание услуг по созданию сертификатов ключей проверки электронных подписей и их выдачу лицам, обратившимся за получением таких сертификатов, за выдачу по обращению заявителей средств электронной подписи, содержащих ключ электронной подписи и ключ проверки электронной подписи (в том числе созданные удостоверяющим центром), создание по обращениям заявителей ключей электронных подписей и ключей их проверки, проверку уникальности ключей проверки электронных подписей в реестре сертификатов, осуществление по обращениям участников электронного взаимодействия проверки электронных подписей».

Для удостоверяющих центров, в роли которых выступают органы государственной власти, особую актуальность приобретает вопрос о том, каким образом надлежит распорядиться средствами, поступившими в виде платы за оказанные ими услуги. Отсутствие надлежащего законодательного регулирования указанного вопроса может, по мнению авторов доклада, повлечь неоднородную правоприменительную практику.

Предлагается подготовить проект федерального закона, предусматривающего внесение изменений в федеральный закон от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ в части устранения выявленного пробела в правовом регулировании, а при необходимости также проекты подзаконных актов Правительства Российской Федерации.

Ну а дальше было просто отмечено, что в ходе анализа правоприменительной практики федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ выявлены также проблемы:
  • Связанные с совершением физическими лицами гражданско-правовых сделок, защитой их прав перед контрагентами, приданием неоспоримой юридической силы документам, подписанным электронной подписью

  • Обеспечения юридической значимости электронных документов
    Доклад о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2011 год

    Актуальность ее связана с необходимостью создания единого пространства доверия электронной подписи для унифицированного оказания государственных услуг в электронном виде и обеспечения электронного взаимодействия органов государственной власти, органов судебной власти, органов прокуратуры, нотариата, а также формирования единого информационного пространства судов и нотариата.
В докладе сообщается, что для решения проблемы Минюстом, Минкомсвязи, а также иными заинтересованными органами государственной власти и уполномоченными организациями с участием Федеральной нотариальной палаты был разработан проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в части установления правового режима электронного документа и обеспечения его юридической значимости для органов судебной власти, органов прокуратуры и нотариата, в том числе при оказании государственных услуг в электронном виде). По мнению авторов доклада, «принятие этого федерального закона позволит устранить существующие в настоящее время пробелы правового регулирования.»
Для справки: Министерство юстиции Российской Федерации действительно подготовило такой законопроект (мои замечания по нему см. http://rusrim.blogspot.ru/2011/08/blog-post_28.html ). В июне 2012 года доработанный проект был вынесен на общественное обсуждение и опубликован в Российской газете (см.: http://www.rg.ru/2012/06/26/proekt-site-dok.html ). Больше о судьбе проекта пока ничего не было слышно.
После этого авторы доклада озаботились следующим вопросом: Развитие электронных технологий предоставляет возможность большинству населения обмениваться информацией в электронном виде, а нормы, касающиеся допустимости и процедуры наложения ареста на электронные отправления, в УПК РФ отсутствуют, что вызывает затруднения при осуществлении предварительного расследования.

В связи с этим предложено поручить МВД и Минкомсвязи заняться изучением проблемы возможности применения ареста в отношении «электронных отправлений» и, при необходимости, подготовить проект федерального закона.

Остальная часть раздела посвящена вопросам стандартизации, что конечно не может не радовать :)
Доклад о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2011 год

Одним из основных способов совершенствования электронного документооборота является его стандартизация. Она позволяет более эффективно организовать работу с документами в сфере управленческой деятельности. В Федеральном законе от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» установлено, что стандартизация необходима для обеспечения технической и информационной совместимости, сопоставимости экономико-статистических данных, рационального использования ресурсов и др. Стандартизация должна осуществляться в соответствии с принципами добровольного применения стандартов, причем при разработке стандартов должны учитываться интересы всех заинтересованных лиц.

Вместе с тем возможности, заключенные в механизме стандартизации, при осуществлении правового регулирования обмена информацией в электронном виде, в том числе с применением информационно- телекоммуникационных сетей, используются не в полной мере. В связи с этим полагаем целесообразным поручить Минкомсвязи России изучить эффективность применения механизма стандартизации в сфере информационных технологий и при необходимости подготовить проект акта Правительства Российской Федерации, направленный на активизацию использования стандартизации в указанной сфере.
Дальше следует замечательный вывод: «В соответствии с проведенным анализом по иным показателям, предусмотренным методикой, информация о наличии системных проблем в правоприменении в сфере обмена информацией в электронном виде (в пределах рассмотренных нормативных правовых актов) отсутствует». Вот так!

Источник: Сайт Президента Российской Федерации
http://news.kremlin.ru/media/events/files/41d452b4f769a8822349.pdf

2 комментария:

  1. Термин "ЭЦП" присутствует в новых гостах:
    ГОСТ Р 34.10─2012, ГОСТ Р 34.11─2012
    И указывается, что "в целях сохранения терминологической преемственности с действующими отечественными нормативными документами и опубликованными научно-техническими изданиями установлено, что термины «электронная подпись», «цифровая подпись» и «электронная цифровая подпись» являются синонимами".

    ОтветитьУдалить
  2. Я вижу ситуацию следующим образом:
    - Существует (независимо от юристов и законодательства) технология электронной цифровой подписи, к которой и относятся упомянутые Вами стандарты. Все утверждения в этих стандартах касаются только этой технологии, и в этих рамках они справедливы.
    - Существует правовая конструкция «электронная цифровая подпись», зафиксированная в законе «Об электронной цифровой подписи», который летом должен будет со второй попытки умереть. И хотя технология ЭЦП останется, но правовое понятие ЭЦП уйдёт в небытие. Именно поэтому в законах и нормативных актах его приходится заменять.
    - Правовое понятие «электронной подписи», как оно введено законом «Об электронной подписи», гораздо шире понятия «электронной цифровой подписи» или «усиленной электронной подписи», и эти термины ну никак не синонимы.

    ОтветитьУдалить