четверг, 14 июля 2016 г.

Государственные служащие и социальные сети


Федеральный закон от 30 июня 2016 года № 224-ФЗ «О внесении изменений в федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации» впервые на уровне законодательства установил требования в отношении использования социальных сетей государственными гражданскими и муниципальными служащими. Закон вступил в силу 1 июля 2016 года.

Федеральный закон от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» был дополнен статьей 20.2 «Представление сведений о размещении информации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»».

Гражданин, претендующий на замещение должности гражданской службы и гражданский служащий представляют представителю нанимателя сведения об адресах сайтов и/или страниц в Интернете, на которых они размещали общедоступную информацию, а также данные, позволяющие их идентифицировать (ч.1):

Гражданин при поступлении на службу представляет информацию за три календарных года, предшествующих году поступления на гражданскую службу. Гражданский служащий представляет информацию ежегодно за календарный год, предшествующий году ее представления, за исключением случаев размещения общедоступной информации в рамках исполнения его должностных обязанностей.

Мой комментарий: Выполнение требования сообщать обо всех сайтах и страницах, где ступала «электронная нога» российского гражданина за последние три года, для многих может вызвать проблемы: люди сейчас легко как открывают, так и забрасывают учетные записи в социальных сетях, и вполне можно забыть, где и что ты делал пару лет назад – а потом за факт несообщения информации можно получить отказ в приеме на гражданскую службу. Забавно, что как раз содержание постов (если там только нет прямой уголовщины) по закону не может служить препятствием для поступления на госслужбу – свободу слова никто пока не запрещал :)

Существует и обратная сторона медали – если гражданин предпочтет не сообщать о своих учетных записях и публикациях, как доказать, что они принадлежат именно ему?

Сведения представляются гражданами при поступлении на гражданскую службу, а гражданскими служащими - не позднее 1 апреля года, следующего за отчетным, по форме, установленной Правительством РФ (п.2).

По решению представителя нанимателя уполномоченные им гражданские служащие осуществляют обработку общедоступной информации, размещенной претендентами на замещение должности гражданской службы и гражданскими служащими в сети «Интернет», а также проверку достоверности и полноты сведений (ч.3).

Мой комментарий: Ну и работенку придумал законодатель для кадровых служб - проводить проверку сообщенных сведений! Если этим заниматься всерьез, то на такую работу нужны дополнительные люди, а вот отдача от сего этого весьма сомнительна.

Одновременно установлено, что в случае непредставления сведений, предусмотренных статьей 20.2, «гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе» (ст.16 ч.1 п.12).

Мой комментарий: Интересно, как будет наказываться неполное предоставление сведений и как кадровые службы будут это доказывать?

В федеральный закон от 2 марта 2007 года № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» также дополнен аналогичными нормами, которые относятся к (ст. 15.1 и ст. 13 ч.1 п.9.1):
  • Гражданам, претендующим на замещение должности муниципальной службы, они должны представлять сведения при поступлении на службу за три календарных года, предшествующих году поступления на муниципальную службу;

  • Муниципальным служащим, которые будут отчитываться ежегодно за календарный год, предшествующий году представления указанной информации, за исключением случаев размещения общедоступной информации в рамках исполнения должностных обязанностей муниципального служащего.
Мой комментарий: Я посмотрела текст внесенного в январе 2016 в Государственную Думу законопроекта № 978623-6 - этих норм в нем не было, и они появились только ко второму чтению.

Если бы наши законодатели хотя бы изредка изучали мировой опыт, они, возможно, пошли бы по американскому пути. В США гражданин может что угодно (само собой, в рамках закона) делать в соцсетях, если он не пытается при этом выступать как представитель государственного органа. Если же его высказывания претендуют на то, чтобы отражать официальную точку зрения (или могут быть восприняты как таковые), он обязан соблюдать установленную государственным органом политику раскрытия информации и обеспечения информационной безопасности. Более того, любые публикации, имеющие отношение к деловой деятельности государственных органов, рассматриваются как государственные документы и, в принципе, подлежат сбору и сохранению в течение установленных сроков. Выявленные нарушения достаточно жестко наказываются.

В США никто не пытается устроить тотальную слежку за активностью в соцсетях (понимая, в частности, всю бесполезность этой затеи). Ели же госслужащий опубликует что-то, что вызовет возмущение общественности, с этим разбираются по факту.

Комично, что никому даже в голову не пришло потребовать от госслужащих и претендентов на такие должности сообщать обо всех своих публикациях и выступлениях в традиционных СМИ (газеты, журналы, книги, радио и телевидение) – а, собственно, почему? :)

Источник: Консультант Плюс / сайт Государственной Думы
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=200401
http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=978623-6&02

Комментариев нет:

Отправить комментарий