воскресенье, 20 марта 2016 г.

Конституционный суд: В каких случаях допустимо разглашение персональных данных жалобщиков


Я уже писала о том, что в последнее время вопрос о порядке работы с обращениями граждан понимался на самом высоком уроне (см.:  http://rusrim.blogspot.ru/2016/02/blog-post_35.html ). Одновременно этим вопросом занимался и Конституционный суд, который 22 декабря 2015 года рассмотрел жалобу некоммерческой организации «Ассоциация сельских муниципальных образований и городских поселений» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 6 федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (Определение № 2906-О).

Для справки: Речь идет о следующих положениях законодательства:
Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»

Статья 6. Гарантии безопасности гражданина в связи с его обращением

2. При рассмотрении обращения не допускается разглашение сведений, содержащихся в обращении, а также сведений, касающихся частной жизни гражданина, без его согласия. Не является разглашением сведений, содержащихся в обращении, направление письменного обращения в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов.
Суть спора

Некоммерческая организация «Ассоциация сельских муниципальных образований и городских поселений» обратилась в Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Челябинской области с просьбой предоставить документы, послужившие основанием для проведения в отношении НКО внеплановой выездной проверки, однако получила только копию требования прокуратуры Челябинской области. В предоставлении же копии послужившего поводом для проверки обращения гражданина организации было отказано со ссылкой на то, что оно содержит персональные данные, которые не могут быть разглашены без согласия гражданина.

Решением суда общей юрисдикции заявителю было отказано в удовлетворении требований о признании незаконным в полном объеме отказа в предоставлении всех материалов, послуживших основанием для проведения проверки, и об обязании устранить допущенное нарушение. При этом суд руководствовался частью 2 статьи 6 федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», статьей 7 федерального закона от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных», а также пунктом 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Суд апелляционной инстанции, оставляя данное решение без изменения, со ссылкой на положения федерального закона «О персональных данных» указал, что государственный орган, установив наличие в обращении персональных данных гражданина, правомерно отказал в доступе к ним, а заявитель не представил доказательств нарушения данным отказом каких-либо его прав и законных интересов.

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ некоммерческая организация оспаривала конституционность части 2 статьи 6 федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». По мнению НКО, оспариваемое законоположение позволяет во всех случаях отказывать лицу, в отношении которого в государственными органами производится проверка, в ознакомлении с содержанием обращения, а также данными гражданина – вне зависимости от того, что такие сведения могут быть необходимы для защиты (в том числе судебной) прав и свобод проверяемого лица.

Позиция Конституционного суда РФ

Конституционный суд отметил, что законодательство, предоставляя гражданам право на обращение, одновременно устанавливает принцип недопустимости нарушения при осуществлении данного права прав и свобод других лиц.

В то же время оспариваемая НКО часть 2 статьи 6 закона направлена на то, чтобы исключить распространение сведений об обратившемся гражданине, а также о содержании его обращения в целях защиты его прав и законных интересов, недопущения умаления его чести и достоинства.

Мой комментарий: Совершенно понятно, что это делается в интересах гражданина, чтобы он не пострадал от тех, кто решит «разобраться» с жалобщиком самостоятельно.

По мнению Конституционного суда, лица, направляющие в государственные органы и органы местного самоуправления обращения, содержащие информацию, которая может послужить основанием для проведения внеплановых проверок, во всяком случае вправе рассчитывать на то, что сообщенные ими сведения, относящиеся к частной жизни этих лиц, а равно их персональные данные не будут автоматически, без необходимости предоставлены лицам, в отношении которых проводятся указанные проверки.

В то же время это не исключает возможность ознакомления проверяемых лиц с данными, содержащимися в соответствующих обращениях, таким образом, который не позволил бы им идентифицировать подателя обращения, не дававшего согласие на распространение его персональных данных, а также получить доступ к указанным персональным данным в случае оспаривания в суде законности назначения внеплановой проверки, имея, в частности, в виду, что обращения и заявления, не позволяющие установить лицо, обратившееся в орган государственного контроля (надзора), орган муниципального контроля, не могут служить основанием для проведения внеплановой проверки (часть 3 статьи 10 федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»).

Конституционный Суд еще раз разъяснил свою позицию в отношении понятия «частная жизнь», в которое включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер.

Конституционный Суд сделал вывод о том, что личные данные лица, заявляющего о правонарушении, указываемые им в официально подаваемом заявлении, а равно личные данные свидетеля, которые фиксируются в процессуальных документах, в том числе с их слов (например, в протоколе об административном правонарушении), не относятся к сведениям о частной жизни таких лиц и не признаются законодательством об административных правонарушениях закрытыми сведениями, поскольку такие данные необходимы для производства по делу об административном правонарушении.

Суд отметил, что данные выводы Конституционного Суда РФ сформулированы применительно к действующему правовому регулированию производства по делам об административных правонарушениях и не носят универсального характера, а законодатель вправе определить случаи, когда личным данным лица, заявляющего об административном правонарушении, указываемым им в официально подаваемом заявлении, придавался бы закрытый характер.

В итоге Конституционный Суд РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы некоммерческой организации «Ассоциация сельских муниципальных образований и городских поселений».

Источник: Консультант плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=449872

Комментариев нет:

Отправить комментарий