суббота, 20 мая 2017 г.

Судебная практика: Согласие на обработку персональных данных контактных лиц, указанных заемщиками


Споры о том, нужно ли получать согласие на обработку тех или иных персональных данных (ПДн), и от кого, идут уже давно. Из-за ужесточения наказаний за нарушение законодательства о персональных данных (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2017/02/blog-post_42.html ) в ближайшее время можно ожидать увеличения количества судебных споров по данному вопросу.

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда вынесла в январе 2017 года решение по административному делу № 2а-6384/2016 (апелляционное определение № 33а-2104/2017), в котором речь шла о персональных данных (ПДн) контактных лиц, которых граждане указали при получении микрозаймов. Суд должен был ответить на вопрос о том, нужно ли с этих граждан получать согласие на обработку их персональных данных.

Суть спора

ООО «Константа» занимается взысканием кредитной задолженности по договорам цессии, заключенным с микрофинансовыми организациями. В отношении общества прокуратурой Красногвардейского района Санкт-Петербурга была проведена проверка соблюдения требований законодательства о персональных данных.

По результатам проверки было вынесено представление, в котором было указано на несоответствие действий общества требованиям законодательства, в частности по обработке ПДн лиц, указанных заемщиками в анкетах на получение микрозайма, в отсутствие их согласия на обработку их ПДн.

Общество обратилось в суд.

Позиция Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга

Суд первой инстанции в октябре 2016 года пришел к выводу, что общество, после заключения с ООО МФО «ГАЛАКТИКА 1» договоров уступки прав требований, обязано было проверить наличие согласия указанных заемщиками лиц на обработку их персональных данных, однако доказательств, свидетельствующих об исполнении названной обязанности, в материалы дела не было представлено.

Кроме того, суд указал, что в материалы представлены доказательства, опровергающие доводы общества о невозможности идентификации субъектов ПДн по сведениям, указанным в анкетах заемщиков.

Решением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга в удовлетворении заявленных требований ООО «Константа» было отказано в полном объеме.

Позиция судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда

Суд отметил, что между ООО «Микрофинансовая организация «ГАЛАКТИКА 1» (ранее ООО «Резерв») и заемщиками в 2014-2015 годах были заключены договоры потребительского займа (микрозайма).

Одним из условий этих договоров (пункт 8.3) было согласие заемщиков на обработку персональных данных, предоставленных кредитору, а также на их передачу третьим лицам в целях исполнения кредитором своих обязательств и обеспечения (осуществления) прав (в том числе, на передачу агентству по сбору задолженности).

В феврале 2014 года между обществом и ООО «СК 2» был заключен договор об уступке прав требования, в соответствии с условиями которого цедент уступает цессионарию свои права требования по договорам микрозайма в полном объеме на условиях, существовавших на момент подписания договора и дополнительных соглашений.

В марте 2015 года цедентом были переданы цессионарию документы, связанные с заключением договоров микрозайма.  В число передаваемых документов вошли анкеты (заявления), заполняемые заемщиками перед получением кредитных денежных средств, в соответствии с правилами предоставления микрозаймов общества.  В числе сведений, подлежащих указанию в анкете, значатся сведения о контактных лицах (родственниках) заемщиков (пункт 8 анкеты).

Заемщиками были представлены все требуемые сведения, в том числе сведения о дате его рождения, о документе, удостоверяющем личность, об адресе его регистрации по месту жительства, адресе фактического проживания, представлена контактная информация о заемщике в части указания номера мобильного телефона, а при наличии, и рабочего номера телефона, сведения о семейном положении заемщика, фамилии, имени, отчестве супруга, дате рождения, номере его мобильного телефона.

В анкетах также имеются сведения о контактных лицах заемщика с указанием степени родства, и номерах их контактных телефонов; имеются данные о размере суммы ежемесячного дохода, а также сведения об иных источниках дохода при наличии таковых.

Суд отметил, что действующим законодательством предусмотрен определенный перечень действий (операций), влекущих за собой обработку ПДн физических лиц. Перечисленные в законе операции обладают самостоятельным характером, т.е. каждое из указанных действий является достаточным для вывода о наличии факта ПДн субъектов. Нарушение алгоритма и порядка осуществления какой-либо конкретной операции влечет за собой нарушение требований законодательства о персональных данных в целом.

Суд подчеркнул, что согласие на обработку ПДн может быть дано субъектом или его представителем в любой позволяющей подтвердить факт его получения форме, если иное не установлено федеральным законом. Обязанность предоставить доказательства получения согласия возлагается на оператора.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда о том, что, получив информацию о заемщиках и их контактных лицах, с учетом отсутствия личного согласия последних на обработку представленной заемщиком в отношении них информации, у общества отсутствовали основания для ее обработки в виде сбора, систематизации, накопления, хранения.

Судебная коллегия также учла, что в рамках договора цессии общество обладает ПДн контактных лиц, что само по себе свидетельствует о нарушении последним требований действующего законодательства о персональных данных в той степени, в которой в отсутствие их согласия предоставляет обществу возможность ознакомления с их ПДн, а, соответственно, их хранение и иные юридически самостоятельные действия, отнесенные к процедуре их обработки.

Суд сделал вывод о том, что одно лишь наличие у общества анкет заемщиков, переданных ему по договорам уступки прав требований, подтверждает нарушение требований действующего законодательства в части обработки ПДн. Суд подчеркнул, что при этом не имеет значения для дела наличие на момент вынесения оспариваемого представления фактических действий или операций, связанных с их обработкой.

Судебная коллегия отметила, что материалы дела не содержат сведений о наличии согласия на обработку персональных данных именно контактных лиц заемщиков.

Наличие в анкетах подписи фактических заемщиков по договорам микрозайма, свидетельствующих об их согласии на указанную обработку данных, само по себе не подменяет и не заменяет личное согласие контактных лиц заемщиков, обладающее признаками конкретности, информированности и осознанности.

Суд не принял доводы апелляционной жалобы общества о том, что такого рода информация, как сведения о номере мобильного телефона, не позволяет идентифицировать личность, которому принадлежит данный номер мобильной связи.

Сама по себе информация о номере мобильного телефона, с учетом указания фамилии, имени и отчества абонента, дает возможность идентифицировать личность абонента; обладает ограниченно доступным характером, а потому, не может быть распространена неопределенному кругу лиц. Соответственно данная информация в том виде, в котором она отображена в анкетах (заявлениях) заемщиков и передана административному истцу в порядке исполнения условий договора цессии, способствует идентификации и конкретизации контактных лицах заемщиков, в силу чего подлежит отнесению к категории персональной информации.

Судебная коллегия оставила без изменения решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга, апелляционную жалобу ООО «Константа» - без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=1859910

Комментариев нет:

Отправить комментарий