вторник, 21 марта 2017 г.

Франция: О теории документа – интервью с Андре Трико


Данное интервью, которое у автора новой книги Андре Трико (André Tricot) брал Джонатан Дэвид (Jonathan David), было опубликовано 30 января 2017 года на блоге «Convergence» («Сближение», https://archivistesqc.wordpress.com/ ) Ассоциации архивистов канадской франкоговорящей провинции Квебек (l'Association des archivistes du Québec, AAQ).

Большинство из нас каждый день работает с документами, обращая основное внимание на содержание и не очень интересуясь оттенками значения, придаваемыми формой. Посредничество не является нейтральным, а правила, с которыми связано создание документа определенного типа, имеют богатую историю. Для начала отметим, что документ всегда создается в определенном культурном и организационном контексте. Только что в издательстве Boeck вышла в свет отличная книга по данному вопросу, озаглавленная «Документ: Средство передачи информации и память» (Le document : communication et mémoire). У меня была возможность побеседовать с одним из её соавторов, Андре Трико.

Дж.Дэвид: Ваша последняя книга предлагает собой попытку построить единую теорию вокруг понятия «документ». Часто говорят о сложности этой задачи, отмечая, что существует бесконечное число связанных с документами форм и способов применения. Удалось ли Вам определить, что именно характеризует этот вид представления информации?

Андре Трико (на фото): Да, я думаю, что нам это удалось. Однако ключевым положением, которое мы отстаиваем в нашей работе, является утверждение о том, что для понимания документов не столь важно знать, что они собой представляют, сколько знать, для чего они служат. Для их характеризации мы пошли по стопам Сюзанны Брие (Suzanne Briet, 1894-1989, французский библиотекарь, писатель историк и поэт, наиболее известная своей работой «Что такое документация?», считающейся основополагающей работой в современной теории информатики, см. также https://en.wikipedia.org/wiki/Suzanne_Briet - Н.Х.), в интерпретации Майкла Бакленда (Michael Buckland – род. в 1941 г в Англии., известный специалист библиотечного дела, почетный профессор кафедры информации американского университета в Беркли, см. также https://en.wikipedia.org/wiki/Michael_Buckland - Н.Х.), то есть исходя из того, что наличие надписей и знаков не является отличительной особенностью документа.
«Документ (document) - это содержащий или не содержащий надписи объект, который был задуман как документ и воспринимается как таковой: с ним связаны намерение передать информацию и намерение сохранить память, которые признаются таковыми пользователями документа (стр.17).»
Таким образом, документ - это средство общения и сохранения памяти, преодолевающее временные и пространственные ограничения, которые обычно сдерживают человеческое общение и память. С другой стороны, документ может использоваться в качестве доказательства. Документ может быть как перемещаемым, так и неперемещаемым объектом: иногда человеку нужно самому приехать, чтобы ознакомиться с ним. Документ в первую очередь характеризуется способом доступа; теми сенсорными каналами, которые задействованы при работе с ним; применяемыми символами и обозначениями, формой, динамикой, жанром, структурой и носителем информации.

Дж.Дэвид: В своей книге Вы проводите идею о том, что для понимания документа следует понять выполняемые им функции. Вы говорите о нем одновременно как о динамичном инструменте информационного обмена и как о статическом носителе информации, полезном для сохранения памяти. Считаете ли вы документы своего рода расширением человеческой речи и памяти?

Андре Трико: Да, именно так. Документ является расширением и продолжением нашей способности говорить и способности помнить, он направлен на преодоление существующих пространственно-временных ограничений этих двух способностей: он позволяет общаться с теми, кого ещё нет и кого больше нет, с теми, кто далеко; а также сохранять для себя и для других следы нашего индивидуального и коллективного прошлого, бороться с ужасной слабостью нашей «естественной» памяти. Мы считаем, что документ является «одним из тех артефактов, которые в большей степени способствовали специфической эволюции «человека разумного». И если люди разделяют гораздо больше информации, чем содержится в их ДНК (...), то это во многом благодаря документам».

Дж.Дэвид: Далее Вы говорите о «актуальности документа» (pertinence du document). Объёмы доступной информации продолжают нарастать, и её циркуляции способствуют все более многочисленные платформы и сети. Сегодня трудно быстро найти качественный документ. Словом, которое на протяжении всего 2016 года было у всех на слуху, является «дезинформация». Не переживает ли документ своего рода кризис?

Андре Трико: Отличная мысль, с такой точки зрения я на этот вопрос не смотрел! И Вы совершенно правы. В соответствии с понятиями, которые мы использовали в этой книге, я бы сказал, что мы переживаем кризис документальных отношений. Я очень люблю цитату из Сарачевича (Saracevic, 2007 - речь идёт об известном американском специалисте по информационным наукам хорватского происхождения Тефко Сарачевиче (Tefko Saracevic), о котором см. http://www.croatia.org/crown/articles/10618/1/Professor-Tefko-Saracevic-distinguished-Croatian-American-expert-in-Information-Sciences.html . Цитата взята из второй части его статьи «Релевантность: Обзор литературы и концепция трактовки данного понятия в информационной науке. Часть 2: Природа и проявления релевантности» - Relevance: A Review of the Literature and a Framework for Thinking on the Notion in Information Science. Part II: Nature and Manifestations of Relevance, см. https://comminfo.rutgers.edu/~tefko/Saracevic%20relevance%20pt%20II%20JASIST%20'07.pdf  – Н.Х.), которую мы привели в главе об актуальности (релевантности) документальных отношений: «На протяжении всей истории человечества вопрос актуальности стоял постоянно - с тех пор, как люди начали прилагать усилия к тому, чтобы эффективно общаться и использовать информацию. Компьютеры существуют в течение последних примерно  50 лет, Интернет – около 25 лет, Веб - около 15 лет. За этот короткий промежуток времени, современные информационные технологии (ИТ), включая их коммуникационные компоненты,  и информационных систем, основанных на ИТ, изменили или трансформировали в обществе массу всего - от образования до здравоохранения, от способов зарабатывать на жизнь до способов отдыхать, от физики до классики, от государственного управления до поведения его субъектов, от жизни в молодости до жизни в старости… ИТ кардинально изменили информационную деятельность, а именно, то, так как мы приобретаем, упорядочиваем, храним, обеспечиваем долговременную сохранность, ищем, извлекаем и передаем информацию, взаимодействуем с ней и используем её. Во всех этих видах информационной деятельности, актуальность играет очень существенную, основополагающую и в то же время неуловимую роль.»

Дж.Дэвид: Каким Вы видите будущее документа, в сопоставлении с важностью данных и тех алгоритмов, которые служат для их автоматического создания и интерпретации?

Андре Трико: Я не слишком хорошо ориентируюсь в данном вопросе, несмотря на все мои усилия быть в курсе; и то, что происходит, меня одновременно восхищает и пугает, как в плане развития алгоритмов поиска, так и в плане автоматической обработки контента и автоматического определения смысла. Я уже 25 лет преподаю, и убедился, что мое и так большое невежество становится совсем плачевным, когда речь идет о прогнозировании будущего. Это не словесная эквилибристика ради того, чтобы избежать ответа на Ваш вопрос - я честно не имею ни малейшего понятия.

Дж.Дэвид: В Вашей книге одна из глав посвящена эпистемическому доверию (epistemic trust - в специальной литературе это понятие раскрывается как «доверие к аутентичности и персональной релевантности передаваемого от других лиц знания»; по сути, с моей точки зрения, речь идёт о презумпции доверия  – Н.Х.) (т.е. вопросу качества документов). Мы получаем информацию из всё большего числа различных источников, но это не исключает существования организаций-гигантов в сфере распространения информации. Является ли демократизация создания информации проблемой, к которой следует относиться всерьёз? Должны ли традиционные источники информации опасаться новых игроков, доверие к которым намного меньше?

Андре Трико: Это важный элемент защищаемого нами тезиса: взаимосвязь между надёжностью/достоверностью (crédibilité), доверием (confiance) и авторитетностью (autorité) меняется. Раньше она была «нисходящей»: авторитет, который придавало источнику учреждение, обеспечивал доверие к этому источнику, а то, в свою очередь, гарантировало достоверность информации. Регулярно, начиная с 18-го века, «нисходящей» модели бросались вызовы; и новая модель, которая сейчас пытается развиваться, является «восходящей»: доказанная стабильная надежность источника мало-помалу укрепляет доверие, которое, если оно регулярно подкрепляется, постепенно создает авторитет этого источника.

Наша мысль заключается в том, что эта новая модель внедряется очень медленно, не уничтожая предыдущую, и что её все время сбивают с пути очень простые механизмы: люди обычно предпочитают читать то, что подтверждают их точку зрения, а не материалы, заставляющие их пересмотреть свою позицию; и их точка зрения формируется под влиянием мнения, разделяемого многими другими людьми. Люди также часто готовы принять точку зрения по вопросу, о котором они особенно не задумывались, если она кажется «самоочевидной», и т.д.

Дж.Дэвид: С какими проблемами, касающимися документов, мы будет сталкиваться в 2017 году?

Андре Трико: Используя Ваши слова, охотно отвечу: нужно вести просветительскую работу против дезинформации.

Более подробные сведения о книге «Документ: Средство передачи информации и память» можно найти по адресу http://www.deboecksuperieur.com/ouvrage/9782807305601-le-document-communication-et-memoire

Об авторе: Андре Трико имеет кандидатскую степень по психологии и является преподавателем/исследователем в Высшей школе преподавания и обучения (Ecole supérieure du professorat et de l'éducation, ESPE) Университета Тулуза II,  и директором Лаборатории труда и познания (Laboratoire Travail et Cognition) французского Национального центра научных исследований (CNRS). Он, в частности, занимается вопросами изучения и поиска информации в электронных документах, как в познавательном, так и в эргономическом плане. Дополнительную информацию о нём и его работах можно найти по адресу http://andre.tricot.pagesperso-orange.fr/

Интервью брал Джонатан Дэвид (Jonathan David)

Мой комментарий: Когда речь заходит о терминологии, и особенно о трактовке понятия «документ», а всегда готовлюсь к худшему :)  Данная публикация, однако, стала приятной неожиданностью, поскольку, по сути дела, автор книги предложил определение вполне в духе моего любимого писателя Терри Пратчетта: документ – это то, что выполняет функции документа.

Вряд ли такое определение придётся по душе тем, кто хотел бы установить формальные признаки, некие «родимые пятна», позволяющие с легкостью отличить документ от не-документа, даже ничего не зная контекста его создания и использования, взаимосвязей с деловыми процессами и с другими документами. Зато его, возможно, оценят те, кому приходится внедрять в государственное управление и деловую деятельность инновационные технологии. Конечно, для его использования нужно определиться с тем, какие именно функции документ выполняет – но в этом вопросе, как мне кажется, в нашей профессиональной среде разногласий меньше.

Источник: блог Ассоциации архивистов канадской франкоговорящей провинции Квебек
https://archivistesqc.wordpress.com/2017/01/30/andre-tricot/ 

Комментариев нет:

Отправить комментарий