суббота, 11 марта 2017 г.

Арбитражная практика: Пенсионный Фонд не доказал наличия у общества истребованных документов


Истребование документов у организаций при поведении проверок предусмотрено законодательством, при этом организации регулярно оспаривают требования контролирующих органов.

Арбитражный суд Забайкальского края рассмотрел в сентябре 2015 года дело №А78-8267/2015, при дальнейшем рассмотрении которого суды согласились с позицией общества ООО «Огонек» о том, что документов, которые запросило Управление Пенсионного фонда РФ в г. Чите Забайкальского края, у него не было и нет.

Суть спора

В январе 2015 года в обществе ООО «Огонек» Управлением Пенсионного фонда РФ была проведена выездная проверка правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, обязательное медицинское страхование в ФФОМС за 2012 - январь 2014 года, и было выставлено требование о представлении документов.

По итогам проведения проверки в апреле 2014 года общество было привлечено к ответственности по статье 48 федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» в виде штрафа в размере 8 тысяч руб. Одновременно обществу было предложено внести необходимые исправления в документы бухгалтерского учета, заключить трудовой договор с гражданкой, исчислить и уплатить страховые взносы, уплатить штрафы.

Общество, считая что решение Управления ПФ нарушает его права и законные интересы, обратилось в арбитражный суд с требованиями о признании его незаконным.

Позиция Арбитражного суда Забайкальского края

Суд отметил, что из материалов дела видно, что общество не представило в десятидневный срок по требованию Управления документы, в том числе договора гражданско-правового характера, по условиям которых на выплачиваемые вознаграждения начисляются страховые взносы; трудовые договора; журналы кассиров-операционистов, карточки индивидуального учета сумм начисленных выплат и иных вознаграждений и сумм начисленных страховых взносов за 2012-2014 годы.

Суд не принял во внимание довод общества о нецелесообразности представления указанных в требовании документов, а также на невозможность их представления по неизвестной причине, так как, по его мнению, общество не доказало, что их невозможно было представить в срок, установленный настоящим законодательством.

Суд также отметил, что первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета, финансовая отчетность, аудиторские заключения о ней подлежат хранению экономическим субъектом в течение сроков, устанавливаемых в соответствии с правилами организации государственного архивного дела, но не менее пяти лет после отчетного года.

Из материалов дела было установлено, что требовалось представить следующие документы:
  • Журналы кассира-операциониста в количестве 36 шт. (по 12 шт. за каждый год);

  • Трудовой договор - 1 шт.;

  • Индивидуальные карточки учета страховых взносов за 2012-2014 года – 3 шт.
Всего было истребовано 40 документов, соответственно размер штрафа был установлен в сумме 8 тысяч руб., по 200 руб. за каждый непредставленный документ.

Суд отметил, что общество не представило истребуемые документы не только не в установленный законом срок, но и за пределами периода проведения проверки.

При этом суд изложил свою позицию в отношении журналов кассиров-операционистов, отметив, что действующим законодательством РФ не предусмотрено, какое количество журналов необходимо вести в течении календарного года. Поэтому суд своим решением определил количественный показатель не представленных обществом документов - журналов в количестве 3 шт. Данный вывод суд сделал исходя из расчета за 1 (один) год - 1 (один) журнал.

Суд удовлетворил частично требования ООО «Огонек», признал недействительным решение Управления Пенсионного фонда в части привлечения общества к ответственности в виде штрафа в сумме, превышающей 1400 рублей.

В удовлетворении остальной части заявленных требований было отказано.

Позиция ООО «Огонек»

Общество обжаловало решение в апелляционном порядке. По мнению общества, судом первой инстанции необоснованно было не учтено, что истребованные у плательщика журналы кассира-операциониста не являются документами, необходимыми для исчисления и уплаты страховых взносов; их количество как пенсионным фондом, так и судом было определено произвольно. Приказ Минфина России от 29.07.1998 №34н и часть 4 статьи 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете» позволяют определить только сам порядок и обязанность ведения журнала кассира-операциониста, и не позволяют сделать вывод об определении их количества, в случае, если они не ведутся организацией.

В подтверждение неправомерности привлечения к ответственности за непредставление трудового договора, общество указало, что по требованию Пенсионного фонда были представлены трудовые договоры и договоры гражданско-правового характера на лиц, которые являются работниками общества. Гражданка не является работником общества, в трудовых отношениях с ним не состоит, что также подтверждено ее показаниями при допросе в качестве свидетеля в суде, трудовой договор с ней не заключался. У Пенсионного фонда отсутствуют полномочия устанавливать наличие трудовых отношений и обязывать общество своим решением заключить трудовой договор, трудовые отношения между сторонами могут возникнуть на основании трудового договора и по решению суда о заключении такого договора.

Поскольку гражданка не является работником общества, у него отсутствует обязанность ведения индивидуальных карточек учета страховых взносов за 2012-2014 годы на данное лицо, такие документы у общества отсутствуют. Указание в решении пенсионного фонда о наличии у общества обязанности исчислить и уплатить страховые взносы за работника свидетельствует о неисполнении Пенсионным фондом, как контролирующим органом, обязанности по установлению в ходе проверки размера недоимки по страховым взносам.

Позиция Четвёртого арбитражного апелляционного суда

Четвертый арбитражный апелляционный суд в декабре 2015 года отметил, что Пенсионным фондом в ходе проверки были установлены признаки выплаты обществом «теневой» заработной платы. Так, согласно доверенностям, за 2012-2014 в организации гражданка числилась главным бухгалтером, которая лично по доверенности предоставляла отчетность в ПРФ по форме ОСВ-1 и сведения индивидуального (персонифицированного) учета ежеквартально на протяжении 2012-2014 годов, вносила в ОАО АКБ «РОСБАНК» наличными на счет предприятия торговую выручку. Об этом свидетельствуют доверенности, лицевой счет ООО «Огонек», мемориальный ордер за 2012 год.

Трудовой договор, индивидуальные карточки учета страховых взносов за 2012-2014 годы в отношении гражданки обществом в ходе проверки представлены не были. Согласно расчетным ведомостям за 2012-2014 годы начисление заработной платы в ее отношении не производилось, страховые взносы согласно сведениям индивидуального (персонифицированного) не исчислялись и не уплачивались. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан был оформить с ним трудовой договор в письменной форме, а также уплачивать страховые взносы с выплат и вознаграждений, начисляемых в пользу физического лица в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг.

Плательщиком страховых взносов были нарушены права застрахованного лица.

По мнению суда апелляционной инстанции, из содержания требования о представлении документов, акта выездной проверки и оспариваемого решения следует, что Пенсионным фондом не отражены обстоятельства, обосновывающие необходимость представления журналов кассира-операциониста как документов, необходимых для осуществления контроля за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) страховых взносов.

Органом Пенсионного фонда не представлены доказательства наличия указанных документов у общества (ведения этих журналов), обязанности их представления в целях контроля за исчислением и уплатой страховых взносов. Кроме того, не обосновано и их количество, за непредставление которых общество было привлечено к ответственности; при этом наличие у него контрольно-кассовых машин не устанавливалось.

По мнению суда апелляционной инстанции, у Пенсионного фонда отсутствовали основания для привлечения общества за непредставление в установленный срок трудового договора и индивидуальных карточек учета страховых взносов на гражданку, поскольку отсутствуют доказательства наличия у него этих документов, также и как доказательства их составления. Доводы Пенсионного фонда о наличии трудовых отношений между обществом и гражданкой, вследствие чего у последнего возникает обязанность оформить трудовой договор, не подтверждены надлежащими доказательствами.

Из материалов дела не следует, что между обществом и гражданкой были согласованы трудовая функция, конкретный вид поручаемой работы, дата начала работы, место работы, условия оплаты труда, режим рабочего времени и времени отдыха. Не подтверждается какими-либо доказательствами и выплата обществом ей вознаграждения за труд. Из решения Пенсионного фонда также следует, что согласно расчетным ведомостям за 2012-2014 годы, начисление заработной платы в отношении гражданки не производилось.

Ссылки Пенсионного фонда в акте проверки на установленные в ходе выездной проверки обстоятельства, свидетельствующие о представлении гражданкой интересов общества по доверенностям при предоставлении отчетности в Пенсионный фонд и сведений индивидуального (персонифицированного) учета, а также при внесении денежных средств на расчетный счет общества (установлено из указания в мемориальном ордере) сами по себе, в отсутствие установленных фактов выполнения гражданкой трудовой функции в обществе и выплаты ей заработной платы в проверенные периоды 2012-2014 годов, достоверно не подтверждают наличие трудовых отношений, а также обязанности общества заключить трудовой договор и вести индивидуальные карточки учета страховых взносов на данное лицо.

В материалы дела не представлено документальное подтверждение фактов представления отчетности в Пенсионный фонд и сведений индивидуального (персонифицированного) учета общества от его имени гражданки. Ссылки фонда при рассмотрении дела в суде на справки подтверждения основного вида экономической деятельности, заявления о подтверждении основного вида экономической деятельности, подписанные от имени общества также гражданкой, не являлись предметом оценки при проведении выездной проверки и основанием для принятия оспариваемого решения Пенсионного фонда, в связи с чем во внимание приняты быть не могут. Кроме того, по вышеприведенным основаниям ссылки на данные документы сами по себе не подтверждают факта наличия трудовых отношений между обществом и гражданкой.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что Пенсионный фонд не доказал правомерности привлечения общества к ответственности, что является основанием для признания оспариваемого решения незаконным.

Суд также отметил, что является необоснованным предложение Пенсионного фонда о внесении исправлений в документы бухгалтерского учета, заключении трудового договора со гражданкой, об исчислении и уплате страховых взносов за нее.

Четвертый арбитражный апелляционный суд отменил решение Арбитражного суда Забайкальского края и принял по делу новый судебный акт. Заявленные ООО «Огонек» требования были удовлетворены.

Решение Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в г. Чите Забайкальского края (межрайонного) было признано недействительным.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в марте 2016 года оставил без изменения постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий