суббота, 31 декабря 2016 г.

Судебная практика: Из-за отсутствия первичных бухгалтерских документов доказать внесение денег во вклад не удалось


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда рассмотрела в феврале 2015 года по делу № 33-4243, в котором гражданке не удалось доказать внесение денег на вклад в банке «Первомайский», при этом все операции с денежными средствами она осуществляла в помещении дополнительного офиса банка, а документы с другой стороны подписывал человек, занимавший в этот момент должность директора дополнительного офиса.

Суть спора

Между гражданкой и Акционерным банком «Первомайский» (ЗАО) в г. Геленджик был заключен договор банковского счета. Гражданка перевела денежные средства из банка «ВТБ 24», которые банк зачислил на ее депозитный счет, что подтверждается платежными поручениями банка «ВТБ 24»; расходным кассовым ордером; приходным кассовым ордером. Кроме того, банк выдал гражданке сберегательные книжки.

Договор был подписан со стороны банка директором дополнительного офиса, содержал действующие реквизиты банка и был скреплен его печатью.  Однако когда гражданка попыталась снять вклад, ей в этом было отказано. Она обратилась в суд.

Решением Дорогомиловского районного суда города Москвы в ноябре 2014 года в иске к Акционерному банку «Первомайский» (ЗАО) о взыскании суммы вкладов, процентов на сумму вклада, процентов за пользование чужими денежными средствами было отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

Суд отметил, что договор банковского вклада должен быть заключен в простой письменной форме. Он может быть составлен в виде единого документа, подписанного сторонами, в двух экземплярах, из которых один выдается вкладчику, а другой остается в банке. Требование закона о письменной форме договора будет соблюдено, если внесение вклада удостоверено соответствующим документом, выданным вкладчику банком, и документ удовлетворяет требованиям закона, банковским правилам и применяемым в банковской практике обычаям делового оборота (ст. 836 ГК РФ).

Суд установил, что договор банковского вклада «Индивидуальный» был подписан с одной стороны гражданкой, с другой стороны Банком «Первомайский» (ЗАО) в лице директора дополнительного офиса, действовавшей на основании доверенности.  Впоследствии между сторонами подписывались дополнительные соглашения к договору увеличивающие сумму вклада и продляющие срок его действия.

Разрешая спор, суд исходил из того, что гражданином не были представлены кассовые документы, подтверждающие внесение денежных средств по вкладу в кассу банка, а также кассовые документы на увеличение суммы вклада. Договор банковского счета, на который ссылается гражданин в исковом заявлении, суду не был представлен, имеющиеся в материалах дела платежные поручения факт его заключения не подтверждают.

Представленные гражданкой расходный кассовый ордер и приходный кассовый ордер по мнению суда, не доказывали внесение денежных средств в кассу банка.

Суд сделал вывод о том, что задолженность Банка перед гражданкой достоверными и достаточными доказательствами не подтверждена. При этом в представленном договоре банковского вклада отсутствуют сведения о сроке выплаты процентов по вкладу, начисленных процентах за период пользования денежными средствами, наименование банковского счета.

Суд отметил, что в ходе проверки было установлено, что денежные средства, возможно, принимались директором дополнительного офиса лично в нарушение законодательства и использовались ею как физическим лицом в личных целях, вследствие чего копии представленных документов не являются основанием для возникновения гражданско-правовых отношений с банком и никакого отношения к деятельности банка не имеют. Банку было рекомендовано обратиться в СУ СК РФ по Краснодарскому краю с заявлением о признании потерпевшим по уголовному делу, возбужденному по ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении бывшего директора дополнительного офиса.

Директор дополнительного офиса была привлечена в качестве обвиняемой по уголовному делу с предъявлением ей обвинений в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Суд также отметил, что договор, представленный гражданкой, не соответствует типовой форме, утвержденной банком, расходные и приходные кассовые ордера не соответствуют форме приложения 9 Положения Банка России от 24 апреля 2008 года № 318-П.

Размер процентов на вклад, а также иные условия договора банковского вклада должны быть одинаковыми для всех вкладчиков. Процентные ставки по вкладам, указанные в представленном гражданкой договоре и дополнительных соглашениях к нему, Правлением Банка не утверждались.

В договоре банковского вклада была указана доверенность, согласно которой директор дополнительного офиса имела право подписывать договоры депозитного вклада (в рублях, иностранной валюте) по ставкам, утвержденным Правлением банка. В Дополнительных соглашениях была указана доверенность на нее, срок действия которой на дату их подписания истек.

Суд согласился с доводами банка, что полномочий на подписание договора банковского вклада и дополнительных соглашений к нему у директора дополнительного офиса не имелось.

В связи с этим спорный договор и дополнительные соглашения к нему, подписанные от имени Банка «Первомайский» (ЗАО) директором дополнительного офиса считаются заключенными от ее имени.

Материалами дела было установлено, что при заключении истцом с гражданкой договора банковского вклада и дополнительных соглашений к нему, банковский счет банком открыт не был. При этом обязательства и права сторон возникают, в данном случае, только в отношении той суммы денег, которая поступила на счет в банке от вкладчика.

Доводы апелляционной жалобы о том, что гражданка является добросовестным вкладчиком, все юридически значимые действия происходили в дополнительном офисе банка, производились сотрудниками банка на их непосредственных рабочих местах, основания предполагать отсутствие у данных лиц полномочий на совершение тех или иных действий у нее как потребителя услуги, отсутствовали, гражданка не знала и не могла знать о факте заключения договора с ненадлежащим лицом, по мнению суда, не могут служить основаниями для отмены решения, поскольку факт внесения денежных средств по договору банковского вклада удостоверяется надлежащим образом оформленными приходно-кассовыми ордерами, а в случае использования сберегательной книжки внесение денежных средств подтверждается чеком-ордером.

В случае истца надлежащим образом оформленные кассовые документы отсутствуют, она должна была знать, что договор заключен по ставкам, отличающимся от установленных в банке, при этом ею не представлено доказательств, подтверждающих совершение операций как по счету, так и по вкладу, в том числе выдачу начисленных процентов на вклад.

Истец также ссылается, что при открытии банковского счета ей была выдана сберегательная книжка. Вместе с тем, сберегательная книжка выдается только при открытии вклада. При закрытии вклада сберегательная книжка погашается и остается на руках вкладчика, банком не изымается.

Суд отметил, что факт внесения денежных средств подтверждается приходно-кассовым ордером, но он не может послужить основанием к отмене решения, поскольку ордер составлен не по форме, утвержденной Положением Банка России от 24.04.2008 г. № 318-П:  в ордере отсутствует оттиск печати приходной кассы дополнительного офиса банка, а также указан несуществующий счет в банке.

С точки зрения суда, утверждение о том, что договор банковского вклада заключен именно с банком, также не может послужить основанием к отмене решения, поскольку оно опровергается совокупностью имеющихся в деле доказательств, из которых следует, что денежные средства банком получены не были.

Судебная коллегия отклонила и аргумент о том, что на момент заключения договора подписавшее договор со стороны банка лицо являлось его работником и действовало в его интересах. По мнению суда, при заключении договора и дополнительных соглашений, а также при получении денежных средств это лицо действовало в своих интересах, а не в интересах банка, поэтому положения ч. 1 ст. 1068 ГК РФ в данном случае неприменимы.

Судебная коллегия оставила без изменения решение Дорогомиловского районного суда города Москвы, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Мой комментарий: В октябре 2015 года Конституционный суд вынес свое суждение по данному вопросу, рассказ о котором – в следующем посте.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=MARB;n=832828

Комментариев нет:

Отправить комментарий