четверг, 15 декабря 2016 г.

Ответная речь Адриана Брауна на церемонии вручения ему премии им. Эммета Лихи за 2016 год, часть 2


(Окончание, начало см. http://rusrim.blogspot.ru/2016/12/2016-1.html )

Модели зрелости признают тот факт, что не существует единого, пригодного на все случаи жизни подхода к обеспечению электронной сохранности: для различных организаций могут подходить различные уровни способности, а в одной организация  уровни способности для отдельных процессов также могут различаться. Такие модели  являются мощными и эффективными средствами оценки как текущих, так и желаемых уровней способности, и говорят о том, что требуется сделать для закрытия пробелов.

Полезность моделей зрелости получает все большее признание. Среди множества прекрасных примеров такого рода в области электронной сохранности, чаще всего упоминаются такие инициативы, как «Модель зрелости способности обеспечить долговременную сохранность электронных материалов» (Digital Preservation Capability Maturity Model – о ней см. http://rusrim.blogspot.ru/2015/08/blog-post_28.html  – Н.Х.), разработанная Лори Эшли (Lori Ashley) и Чарльзом Долларом (Charles Dollar); и «Уровни обеспечения электронной сохранности»,  подготовленные «Национальным альянсом попечения об электронных материалах» (National Digital Stewardship Alliance, NDSA – о них см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/11/blog-post_9881.html - Н.Х.). Одновременно финансируемый Евросоюзом проект E-ARK проделал впечатляющую работу по разработке сложной модели зрелости для полномасштабного управления информацией и по опробованию её в пилотных проектах ряда учреждений.

В частности, модели зрелости способны помочь нам в решении одной из самых больших проблем, стоящих сегодня перед сообществом электронной сохранности, а именно - как помочь развитию данной способности в развивающихся странах? Хорошее управление документами играет ключевую роль в обеспечении прозрачности и подотчетности деятельности государственных учреждений и институтов, в защите гражданских прав и прав человека, в борьбе с бедностью и коррупцией. Оно содействует экономическому росту, поддерживая развитие и повышение качества услуг. Нигде это так не критично, как в развивающихся странах, и такие организации, как Международного фонда по управлению документами (International Records Management Trust, IRMT) уже давно являются здесь лидерами, работая с правительствами, национальными и наднациональными агентствами над созданием и внедрением строгих систем управления документами.

В прошлом, в силу необходимости, основное внимание было сосредоточено на физических документах, однако управление электронными документами сейчас очень быстро выходит на первый план. Это, в свою очередь, способствует растущему признанию того, что электронные информационные системы (и, в целом, цифровая экономика) должны опираться на прочный фундамент в виде электронной сохранности. Надежные электронные документы и базы данных имеют важнейшее значение не только для подотчетности государственных органов, но и для обеспечения планирования и реализации политики, а также для выбора направлений и мониторинга воздействия инвестиций и прогресса в достижении целей в плане развития.

Пионерские работы в этом направлении уже выполняются. Например, такие учреждения, как «Центр компетенции в области управления электронными документами» (Centre of Excellence for the Management of Electronic Records) при «Институте управления восточной и южной Африки» (Eastern and Southern African Management Institute) является лидером в развитии практической способности обеспечить электронную сохранность. Для многих, однако, получение средств, необходимых для обеспечения систематического управления и поддержания электронных документов, остается отдаленной перспективой. Чтобы преодолеть этот барьер, нам следует определить «минимальный жизнеспособный сервис» (minimum viable service) электронной сохранности, сбалансировав выполнение жизненно важных функций с реально достижимым уровнем инвестиций и возможностей. Модели зрелости предлагают очень перспективную основу для определения того, что есть «хорошо» (или «достаточно хорошо») и как это реализовать, - что очень хорошо подходит для данного сценария.

Появление «долговременной сохранности как услуги» (Preservation-as-a-Service) также может оказаться существенным фактором благодаря сокращению накладных расходов на содержание инфраструктуры и специалистов, обладающих специальными знаниями и навыками, и, как следствие, снижения затрат на электронную сохранность. Тем не менее, жизнеспособность электронной сохранности в развивающихся странах по-прежнему зависит от целого ряда факторов, включающих надежную связь, жизнеспособные долгосрочные экономические модели и наличие специалистов нужной квалификации. Именно поэтому крайне важно признание необходимости включить электронную сохранность в международные инициативы в области экономического развития, выделив на неё соответствующие ресурсы.

Конечно же, мы можем также применять принципы модели зрелости к самой дисциплине электронной сохранности. Мы, безусловно, добились больших успехов в повышении информированности как о проблемах, так и возможностях. В последние годы наше видение проблемы вышло за рамки представлений об «электронном средневековье», к которому подталкивает устаревание форматов, на что электронные архивисты должны реагировать, делая выбор между конкурирующими фракциями миграции или эмуляции – оно сместилось в сторону более богатого оттенками и изощренного понимания рисков и возможностей, а также стратегий, необходимых для реагирования на них.

У нас есть довольно неплохое общее понимание моделей угроз и механизмов, способных воспрепятствовать непрерывному доступу к аутентичному электронному контенту. Для борьбы с угрозами у нас есть расширяющийся репертуар методов, которые обсуждались и оттачивались в рамках открытого и конструктивного диалога. Мы можем выбирать между рядом зрелых, проверенных в оперативной работе и хорошо поддерживаемых коммерческих и открытых решений; и мы можем опираться на значительный объем практического реального опыта, накопленного в течение нескольких десятилетий. В более широком плане, растёт понимание того, что электронная сохранность в не меньшей степени, приводится в движение возможностями, чем угрозами; и что речь идет о ценности электронной информации как устойчивого ресурса, лежащего в основе экономической, научной, культурной, политической и социальной активности.

Тем не менее, в то время, как способность обеспечить электронную сохранность становится широко распространенной в учреждениях памяти всех размеров, уровень внедрения в частном секторе по-прежнему в целом остается низким и, как уже обсуждалось ранее, сохраняется значительный разрыв в плане этой способности с развивающимися странами. Там же, где у нас есть данная способность, она зачастую не очень хорошо интегрирована в основную деловую деятельность организации. И, наконец, хотя многое было сделано для отбора, защиты и обеспечения немедленного доступа к электронному контенту, ещё больше работы предстоит проделать для выработки масштабируемых и эффективных политик и практик управления долговременной сохранностью.

В конечном счете, если электронная сохранность, как она и должна, по-настоящему станет общедоступной услугой, то это должно произойти везде, где имеются данные. Модель централизованного хранилища, согласно которой контент перемещается в специальное место, где и обеспечивается долговременная сохранность, не всегда будет наилучшим подходом - например, при обеспечении непрерывного доступа к контенту, который должен поддерживаться в течение длительных периодов времени, но не постоянно.

В последние годы, как альтернатива централизованной системе управления электронными документами, появилась концепция управления документами «по месту нахождения», согласно которой централизованно хранящиеся правила управления документами и решения их судьбы по истечении сроков хранения применяются в целом ряде систем управления контентом.

Я бы предложил подумать об аналогичной модели для обеспечения электронной сохранности «по месту нахождения». Можно представить себе набор общеупотребительных инструментов и услуг, которые управляются централизованно, но применяются локально в любой среде хранения или управления контентом. Этот инструментальный набор мог бы обеспечить все базовые сервисы обеспечения долговременной сохранности, от мониторинга и исправления последствий порчи битов (bit-rot), через характеризацию электронного контента и до способствования его дальнейшей пригодности к использованию и доступности, а также содействия повторному использованию. Возможность применять сервисы обеспечения сохранности из единого источника различными существующими хранилищами контента позволит значительно расширить сферу охвата и воздействие таких сервисов.

Мы должны решить эти проблемы, мы обязаны сделать это ради себя, ради нашего сообщества, ради нынешних и будущих поколений. Мы должны внедрить средства обеспечения жизнеспособности электронной информации – обеспечивая непрерывность в условиях эволюции и изменения систем, организаций и культур – рассматривая это как базовую, достижимую и фундаментальную потребность для любой электронной инфраструктуры. Это будет трудно, но это жизненно необходимо.

Более чем когда-либо я убежден в том, что мы можем и должны преуспеть в этом. В конце этого месяца мы будем вручать премии «За обеспечение долговременной сохранности электронных материалов» (Digital Preservation Award) 2016 года, и я имел честь председательствовать в судейской коллегии. В этом году сообщество претендентов на награды было самым интернациональным за всю их историю: были номинированы представители десяти стран с четырех континентов – разве нужны какие-то иные доказательства богатства, разнообразия и силы нашего сообщества, нашей способности «встроить» электронную сохранность в качестве фундаментального элемента, способствующего созданию жизнестойкого электронного общества?

Адриан Браун (Adrian Brown)
ноябрь 2016 г.

Источник: сайт комитета по присуждению премии Лихи
https://www.emmettleahyaward.org/adrian-brown.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий