воскресенье, 8 апреля 2018 г.

Арбитражная практика: Расплата за передачу в другие руки своего средства создания электронной подписи, часть 2


(Окончание, начало см. http://rusrim.blogspot.ru/2018/04/1_7.html )

ЗАО «Балтийский берег» не согласилось с решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-35890/2015 и подало апелляционную жалобу в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

Позиция Тринадцатого арбитражного апелляционного суда

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в июне 2016 года отметил, что в обоснование доводов апелляционной жалобы её податель ссылается на то, что хищение денежных средств стало возможным в результате неисполнения ответчиком возложенных на него обязанностей по осуществлению контроля над соблюдением обществом требований действующего законодательства. Истцом представлены в материалы дела надлежащие доказательства вины ответчика, в частности, представление следователя по особо важным делам первого следственного отдела второго управления по РОВД ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступлений.

Даже после получения им сведений об осуществлении несанкционированных платежей гражданин не предпринял действий, направленных на воспрепятствование преступной деятельности работников бухгалтерии. Он также проигнорировал аудиторские заключения, в которых были отражены сведения о платежных операциях, совершенных в отсутствие первичных документов, равно как и рекомендации по увеличению штата бухгалтерии.

Гражданином не обеспечивалось соблюдение правил информационной безопасности при использовании его личной электронной цифровой подписи, что также послужило основанием для возникновения убытков у общества. То обстоятельство, что хищение непосредственно произведено другими лицами, не свидетельствует об отсутствии вины ответчика. Бремя доказывания отсутствия вины возлагается на ответчика, которым соответствующих доказательств не представлено.

По мнению суда, ненадлежащая организация бухгалтерского учета в обществе свидетельствует о нарушении гражданином как единоличным исполнительным органом общества приведенных норм закона. В частности, им не была организована учетная политика таким образом, который позволял бы осуществлять контроль над действиями работников бухгалтерии.

Суд отметил, что мошенническая деятельность сотрудников общества осуществлялась систематически, в течение длительного периода времени, в результате чего из оборота общества выводились значительные средства.

Суд сделал вывод о том, что, предпринимая разумные и обычные меры контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества, генеральный директор не мог не установить фактов нарушения работниками бухгалтерии действующего законодательства, в частности, путем истребования из банковских организаций сведений о движении денежных средств по расчетным счетам, - что и было в конечном итоге сделано в конце 2012 года.

Гражданин нёс непосредственную ответственность за выбор главного бухгалтера и контроль над его деятельностью, однако контроль над деятельностью работников бухгалтерии, в том числе главного бухгалтера, им не осуществлялся. Более того, работникам бухгалтерии была доверена его ЭЦП, также без осуществления им контроля по фактам её использования.

Данное поведение не может быть расценено как разумное. Передавая ЭЦП иному лицу, ответчик сознательно допустил возможность совершения от его имени любых действий, в том числе и противоречащих закону. Не проверяя в течение длительного времени правомерность использования ЭЦП, гражданин создал дополнительные условия, позволяющие осуществить ее незаконное использование.

Суд отметил, что в нарушение законодательных норм гражданином была нарушена конфиденциальность принадлежащей ему ЭЦП, что непосредственно позволило сотрудникам общества осуществить действия по выводу принадлежащих обществу денежных средств от имени общества. Между тем закрепление права первой подписи платежных документов за руководителем организации является одной из мер по контролю над законностью совершаемых юридическим лицом платежных операций, осуществляемому единоличным исполнительным органом. Отказ гражданина от применения указанной меры контроля также следует квалифицировать как неразумное поведение с его стороны.

Суд подчеркнул, что при добросовестном выполнении предусмотренных выше мер по контролю за деятельностью общества, гражданин также, не мог не выявить незаконную деятельность работников бухгалтерии, и должен был принять меры по её пресечению.

О возможности выявления незаконного списания денежных средств, при проявлении руководителем общества должной степени заботливости и осмотрительности, свидетельствует и то, что впоследствии факт совершения мошеннических действий был выявлен руководителем исходя из полученных им от банка сведений об операциях по расчетным счетам общества, равным образом данные обстоятельства выявлены при проведении аудиторских проверок, результаты которых отражены в аудиторском заключении, выполненном ЗАО «Аудиторская фирма «СПС» за 2012 год и письменной информации (отчете) аудитора руководству ЗАО «Балтийский берег» по результатам оказания услуг по договору, представленной ЗАО «Гориславцев и К.Аудит».

Осуществление должного контроля над деятельностью главного бухгалтера и сотрудников бухгалтерии являлось прямой обязанностью ответчика, которая не была им исполнена, что им не отрицалось ни при предоставлении объяснений в рамках уголовного дела, на которые сослался суд первой инстанции, ни при рассмотрении данного спора.

То обстоятельство, что у работников бухгалтерии, вследствие ненадлежащего осуществления руководителем обязанности по контролю за финансово-хозяйственной деятельностью общества, появилась возможность злоупотребления доверием руководителя и совершения хищения принадлежащих обществу денежных средств, - вопреки выводам суда первой инстанции, не освобождает бывшего генерального директора от ответственности, а, напротив, свидетельствует о недобросовестных и неразумных действиях и бездействии с его стороны.

Поскольку надлежащее исполнение генеральным директором обязанности по осуществлению контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества, а также иных обязанностей, предусмотренных приведенными выше положениями, позволило бы избежать причинения обществу убытков в указанном выше размере, следует, что действия и бездействие ответчика находятся в непосредственной причинно-следственной связи с причинением ущерба в размере более 339 млн. руб.

Разумность действий потерпевшего в случаях мошенничества не входит в круг доказывания по уголовному делу, следовательно, выводы суда о причинении ущерба одними лицами в результате совершения мошеннических действий не исключает вывода о том, что причиной причинения вреда могли быть также и действия иных лиц, допустивших противоправное поведение, которое не является элементом состава преступления, в частности, в виде недобросовестного и неразумного осуществления руководства юридическим лицом.

Причинение убытков обществу может являться следствием не одной, а нескольких причин, наличие каждой из которых было обязательно для наступления соответствующих последствий, и в отсутствие какой-либо из них соответствующие вредные последствия не наступили бы. В данном случае, необходимой причиной причинения ущерба явилось также неразумное бездействие гражданина и его неразумные действия, выразившиеся в ненадлежащем выборе им работников общества и отсутствии контроля за их деятельностью, равно как за финансово-хозяйственной деятельностью общества. В случае, если бы генеральный директор принял меры по контролю за деятельностью работников бухгалтерии и контролю за финансово-хозяйственной деятельностью общества, которые являются обычными и разумными в рамках осуществления управления обществом, надлежащим образом осуществлял использование принадлежащей ему ЭЦП, то есть, сохраняя конфиденциальность данной информации, совершение мошеннических действий, и причинение ущерба общество стало бы невозможным.

Причины, по которым гражданин не установил своевременно факта совершения работниками бухгалтерии мошеннических действий, при таких обстоятельствах, не имеют значения. Введение его в заблуждение работниками бухгалтерии стало возможным именно по причине допущенного генеральным директором незаконного и неразумного бездействия по исполнению своих обязанностей по организации и контролю за финансово-хозяйственной деятельностью общества и действиями его работников, занимающих должности, непосредственно связанные с имущественным и денежным оборотом истца.

В рамках уголовного дела, ущерб, причиненный обществу, возмещен лишь в части суммы более 44 млн. руб. Убытки в части более 254 млн. руб. не покрыты.

Суд удовлетворил иск и апелляционную жалобу ЗАО «Балтийский берег» в части суммы более 254 млн. руб..

Арбитражный суд Северо-Западного округа в сентябре 2016 года оставил без изменения постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда, а кассационную жалобу гражданина - без удовлетворения.

Верховный Суд Российской Федерации в январе 2017 года определением № 307-ЭС15-18146 отказал гражданину в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Мой комментарий: Я бы хотела обратить внимание на два момента. Во-первых, практика передачи усиленной электронной подписи руководителя главному бухгалтеру для подписания электронных платежных документов распространена у нас повсеместно, и суды этот факт сам по себе восприняли вполне спокойно. К сожалению, такая практика поощряет мошенничество, и чуть ли не ежедневно в прессе проходят сообщения о том, что очередной главный бухгалтер привлечен к уголовной ответственности за воровство денежных средств организации с использованием электронной подписи первого лица. В данном случае бывший руководитель был наказан за то, что передав своё средство создания электронной подписи, он самоустранился от контроля над его использованием.

С моей точки зрения, если руководитель организации сам не хочет подписывать платежные документы, было бы правильнее и безопаснее официально делегировать эти полномочия, например, одному из своих заместителей с тем, чтобы тот реально контролировал работу бухгалтерии и движение денежных средств и при этом использовал свою собственную электронную подпись.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации / Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий