воскресенье, 15 апреля 2018 г.

Судебная практика: Сотруднику следственного управления объявили выговор за размещение в социальных сетях изображений, «оскорбляющих честь и достоинство российского следствия», часть 2


(Окончание)

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда

Совокупностью представленных доказательств по делу, материалами служебной проверки (обращением и.о. руководителя Главного организационно-инспекторского управления СК РФ, копией обращения с приложением 9 изображений (скриншотов), актом изъятия носителя информации, информацией руководителя экспертно-криминалистического отдела СУ СК РФ по НСО, информацией об обнаруженных графических файлах, актом осмотра электронного носителя информации, 2 фотоизображениями, информацией о посещении интернет-страницы, информацией СК РФ о соответствии действительности информации, содержащейся в жалобе с приложением 5 изображений, заключением служебной проверки), допросом свидетелей, объяснениями самого сотрудника, указанными в период проверки и в первоначальном иске, подтверждается, что гражданка имеет в социальной сети «ВКонтакте» личную страницу с адресом  и на ней были размещены изображения, содержащие нецензурную и неприличную (похабную) лексику, ее фотографии с комментариями пользователя, содержащими негативную оценку в отношении Дня работников следственных органов РФ и форменного обмундирования сотрудника СК РФ.

Доводы гражданки о том, что указанные изображения были размещены на ее странице в Интернете в недоступном альбоме либо путем несанкционированного взлома, являются безосновательными, никакими доказательствами по делу не подтверждены.

На судебный запрос по факту взлома страницы истца ООО «ВКонтакте» в октябре 2016 года было сообщено, что на сайте зарегистрировано более 390 миллионов пользователей, объем сведений об их действиях достигает колоссального значения. Администрация сайта не может хранить сведения о действиях пользователя по размещению, удалению, изменению контента.

Из заключения эксперта ООО «Социальный Правовой Центр» следует, что на копии раздела «С» служебного компьютера гражданки содержится вредоносное программное обеспечение. Файлы с изображениями-демотиваторами, изображения с комментариями, а также ролик с песней на служебном компьютере обнаружены не были. Выводы данного заключения факт взлома страницы не подтверждают и не опровергают.

Мой комментарий: «ВКонтакте» вообще позволяет загружать изображения на стену без необходимости их предварительного сохранения на жёстком диске компьютера. Вводится ссылка на изображение, а алгоритм «ВКонтакте» его сам загружает в пост.

Суд отметил, что экспертное исследование было сделано после внесения гражданкой изменений на своей странице. Из пояснений эксперта не следует, что был произведен взлом страницы, при этом отмечено, что гражданка не могла не знать об изменениях на своей странице, которые она могла увидеть.

Представленное гражданкой обращение к администрации сайта «ВКонтакте» о факте взлома страницы не подтверждает указанного факта, поскольку было сделано после поступления в СУ СК РФ по НСО поручения о проведении служебной проверки. Суд также отметил, что обращение было направлено от имени иного лица без указания адреса страницы.

Оснований не доверять полученным в результате служебной проверки доказательствам, показаниям свидетеля, представленным из СК России скриншотам у суда не имелось. Основания для критической оценки показаний свидетеля на том основании, что они получены не в рамках служебной проверки, отсутствовали, поскольку свидетель был предупрежден судом об уголовной ответственности по ст. ст. 307, 308 УК РФ, его заинтересованности в исходе дела не установлено.

Судом первой инстанции было указано, что в данном случае оптимальным способом обеспечения доказательства является заверение интернет-страниц у нотариуса, однако при проведении проверки фиксирование таким образом доказательств произведено не было, в связи с чем достоверно не установлено, что представленные в материалы служебной проверки скриншоты находились на странице истца и были размещены ею.

При этом судом первой инстанции не было учтено, что страница в сети была изменена гражданкой, в связи с чем у работодателя отсутствовала возможность фиксации указанных доказательств посредством оформления протокола нотариального действия.

По мнению суда, данное обстоятельство не может являться основанием для признания заключения служебной проверки и вынесенного по ее результатам приказа о привлечении истца к дисциплинарной ответственности незаконными, поскольку согласно приведенным положениям процессуального закона, суд не был лишен возможности разрешить дело по представленным доказательствам и оценить имеющиеся копии документов - при том, что копии, различные по содержанию, при рассмотрении дела суду не представлялись.

Совокупность вышеизложенных доказательств по делу, представленных ответчиком в подтверждение законности обжалуемого приказа, получены в установленном порядке, без нарушений закона, оформлены надлежащим образом. Суд отметил, что пояснения гражданки и доводы иска по факту размещения исследуемых изображений на ее личной странице неоднократно ею изменялись, представленные работодателем доказательства они не опровергают, на каких-либо доказательствах не основаны и заслуживают критической оценки.

В ходе служебной проверки были проверены доводы гражданки о несанкционированном проникновении в ее служебный кабинет, и было установлено, что сообщения о таких фактах за 2013 - истекший период 2015 г.г. не поступали.

Суд подчеркнул, что гражданка, действуя с достаточной разумностью и добросовестностью, не была лишена возможности самостоятельно зафиксировать состояние своей страницы, в том числе у нотариуса либо в присутствии сотрудника собственной безопасности СУ СК РФ по НСО, для подтверждения своей позиции о том, что представленные скриншоты и изображения никогда не размещались на ее странице, либо зафиксировать страницу в состоянии, имевшим место по результатам ее взлома, для проведения проверочных мероприятий и установления виновных в этом лиц, допустивших компрометирующие действия в отношении действующего сотрудника следственного комитета.

Ссылки сотрудника о том, что материалы были доступны только пользователям сети либо друзьям, не свидетельствуют о незаконности обжалуемого приказа, поскольку, как следует из сообщения ООО «ВКонтакте» на судебный запрос, в социальной сети зарегистрировано 390 млн. пользователей, круг друзей устанавливается самим истцом, при этом свидетель пояснил, что ограничений в доступе на страницу с проверяемыми изображениями не имелось, в связи с чем им были сделаны и распечатаны скриншоты.

Суд подчеркнул, что гражданка не могла не осознавать того, что в силу своего статуса она может находиться в сфере внимания общественности, что у неопределенного круга посетителей страницы была возможность продолжительное время знакомиться с указанными изображениями, фотографиями, восприятие которых в совокупности влечет умаление авторитета Следственного комитета РФ.

Заявления гражданки о том, что данные фотографии носят сугубо личный характер, а демотиваторы могли быть направлены друзьями в шутку, не могут быть признаны состоятельными с учетом специального статуса сотрудника следственного комитета как федерального государственного служащего.

Ссылка сотрудницы на то, что неустановленные лица могли совершить взлом ее страницы, не может служить основанием для освобождения ее от дисциплинарной ответственности, поскольку, являясь пользователем и имея страницу в социальной сети «ВКонтакте», она обязана следить за ее содержанием и наполнением и принимать меры к недопущению нахождения на ней неприемлемой информации. Ответственность за размещение на странице в сети Интернет информации несет ее владелец. При условии взлома страницы или отправления истцу данных изображений иными пользователями, виновное поведение гражданки выразилось в том, что она не приняла необходимых и достаточных мер для удаления из социальной сети размещенных изображений и комментариев к ним, не убедилась, что изображение и комментарии действительно удалены, а имеющиеся изображения не нарушают установленных специальным законодательством требований.

Судебная коллеги отменила решение Центрального районного суда и вынесла новое решение, которым в удовлетворении исковых требований гражданки к Следственному управлению Следственного комитета РФ о признании незаконными приказов, взыскании денежной премии, компенсации морального вреда было отказано, а апелляционная жалоба следственного управления Следственного комитета РФ была удовлетворена.

Мой комментарий: Государственная служба, помимо всяких преференций, накладывает на своих сотрудников определенные обязанности. В частности, государственные служащие – если они могут быть идентифицированы в сети как таковые – должны помнить, что их действия в социальных сетях  рассматриваются  уже не как их частное дело, а как поведение государственных служащих, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Замечу, что в ряде зарубежных стран эта линия выдерживается значительно жёстче, чем у нас, и увольнения как государственных служащих, так и сотрудников коммерческих организаций за неуместные публикации в социальных сетях – обычное дело, причём последующее трудоустройство обычно становится для виновных весьма проблематичным.

В общем, русская поговорка «семь раз отмерь и один раз отрежь» вполне применима к случаю, когда государственный служащий или сотрудник ценящей свою репутацию компании что-то собирается выложить в социальной сети.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOSB;n=205310

Комментариев нет:

Отправить комментарий