понедельник, 22 августа 2016 г.

Судебная практика США: Три миллиона причин понять новые федеральные правила, или как уничтожение сообщений электронной почты привело к многомиллионному штрафу на основании правила 37(e)


Данный обзор судебной практики, опубликованный на сайте Lexology 2 августа 2016 года, был подготовлен юристами американской фирмы «Sutherland Asbill & Brennan LLP» Робертом Оуэном (Robert D. Owen), Френсисом Ноланом (Francis X. Nolan IV) и Джимом Силлименом (Jim L. Silliman).

Роберт Оуэн, Френсис Нолан и Джим Силлимен

12 июля 2016 американский федеральный окружной суд наложил штрафные санкции в 3 миллиона долларов на основании недавно обновленного Правила 37(e) Федеральных правил гражданского судопроизводства (Federal Rules of Civil Procedure, FRCP, см. https://www.law.cornell.edu/rules/frcp ) при рассмотрении дела No. CV 12-1318-LPS, 2016 WL 3792833 (D. Del. July 12, 2016, см. http://www.ded.uscourts.gov/sites/default/files/opinions/lps/2016/july/12cv1318.pdf ) корпорации GN Netcom, Inc. против фирмы  Plantronics, Inc. Санкции на организацию-ответчика были наложены в связи с тем, что один из её руководителей удалил сообщения электронной почты в то время, когда судебный процесс уже ожидался или шёл. Принимая это решение, окружной суд счел недобросовестное уничтожение электронной почты виной компании-ответчика, несмотря на большие усилия, которые эта компания прилагает для обеспечения сохранности документов.

Комментарий фирмы Sutherland: Это решение демонстрирует, что некоторые суды по-прежнему будут требовать от компаний исполнения на высоком уровне законодательно-нормативных требований по обеспечению сохранности сохраняемой электронным образом информации (electronically stored information, ESI).

Мой комментарий: Интересно, долго ли ещё российские организации смогут наплевательски относиться к своей электронной деловой переписке и безнаказанно уничтожать её? Моё предположение – ещё лет 5-10 «счастья» у них впереди есть, а вот затем пойдёт «завинчивание гаек» не хуже американского.

Анализ применения правила 37(е)

В данном деле суд пришел к выводу о том, что ответчик Plantronics принял обширные меры для сохранения электронных данных путем приостановления уничтожения относящихся к спору электронных материалов сразу же после получения от истца GN Netcom уведомления о его исковых требованиях и намерении судиться. Однако старший вице-президент Plantronics по продажам откровенно проигнорировал  эти распоряжения, удалил относящиеся к делу сообщения электронной почты и даже приказал своим подчиненным сделать то же самое.

Узнав о неправомерных действиях этого руководителя, заместитель генерального юрисконсульта компании Plantronics попытался исправить дело и восстановить удаленную переписку, наняв с этой целью ведущего специалиста по электронной судебно-криминалистической экспертизе, а также использовав услуги внешнего поставщика услуг по э-раскрытию для резервного копирования существующих файлов и устройств. Он также согласился на раскрытие документов дополнительно ещё 21 должностного лица.

Специалист по электронной судебно-криминалистической экспертизе сумел восстановить некоторые файлы, но выяснил при этом, что от 40 до 90 тысяч электронных писем удалены необратимо. Другим поворотом событий, который, вероятно, окончательно настроил суд против Plantronics, стало то, что некоторые из восстановленных файлов были впоследствии «развосстановлены» и навсегда утрачены, когда Plantronics решил отказаться от услуг электронного криминалиста и на этом сэкономить чуть менее 5 тысяч долларов, которые требовались для завершения анализа (сама фирма впоследствии оштрафовала своего виновного руководителя почти на миллион долларов).

Рассматривая требование GN Netcom о наложении санкций, окружной суд провел трехэтапный анализ. Во-первых, суд выяснил, что меры, предпринятые Plantronics для сохранения электронных данных, не были разумно достаточными и что эти усилия не освобождают компанию от ответственности за умышленное деструктивное поведение её высокопоставленного руководителя. Решение Plantronics не доводить до конца электронную судебно-криминалистическую экспертизу и ограничить определенные усилия по восстановлению данных повлияли на этот вывод.

Комментарий фирмы Sutherland: Организации, склонные экономить на центах и разбрасываться при этом долларами, должны воспринять наложенные в данном деле санкции как урок, когда будут думать о своих мерах экономии за счет обеспечения сохранности данных.

В конечном итоге суд пришел к выводу о том, что компания-истец GN Netcom понесла ущерб из-за утраты электронных данных. Поскольку, по мнению суда, эти данные были уничтожены злонамеренно, на Plantronics было переложено нелёгкое бремя доказывания отсутствия негативных последствий для истца. Компания Plantronics не смогла убедить суд в том, что утрата электронных данных вреда не причинила, и суд постановил, что утерянные данные с большой вероятностью повлияли бы на исход судебного процесса.

Далее, суд постановил, что компания Plantronics действовала недобросовестно, с намерением помешать истцу обосновать свою позицию. Суд явным образом возложил на компанию ответственность за злонамеренные действия её руководителя, указывая на ряд факторов, ставящих под сомнение утверждения компании о том, что сама она к произошедшему отношения не имеет. Среди этих факторов были высокое служебное положение руководителя, вероятно значение писем в отношении к спорным юридическим вопросам, подозрительная близость времени удаления переписки ко времени подачи иска и отказа суда в ходатайстве об оставлении иска без движения. Суд также сослался на «двойные» действия руководителя по уничтожению материалов (удаление как из папки входящей переписки, так и из папки удаленных элементов), на его отказ признать неправомерность своих действий, в добавок к использованию компанией Plantronics «кодовых слов» с целью избежать выявления и раскрытия материалов, а также к нераскрытию и незавершению судебно-криминалистического анализа.

Санкции на основании Правила 37(е)

При определении величины накладываемых санкций, суд исходил из трех «ключевых соображений»:
  • степень вины;
  • степень ущерба; и
  • возможны ли меньшие санкции, которые отобьют охоту портить или уничтожать доказательства в будущем, не будучи при этом существенно несправедливыми по отношению к Plantronics.
Интересно, что в конечном счете суд наложил санкции на основании обоих вариантов, допускаемых Правилом 37(е)(см. https://www.law.cornell.edu/rules/frcp/rule_37 ) – а именно, пункта (е) (1), применимого тогда, когда истцу был нанесен ущерб, но умышленность не была доказана; и (е) (2) – применимого лишь там, где было доказано «намерение лишить» противную сторону возможности использовать уничтоженные электронные данные.

На основании пункта (е) (1), суд потребовал от ответчика:
  • возместить истцу все расходы, связанные со спором по вопросу раскрытия информации;
  • выплатить истцу 3 миллиона долларов штрафных санкций; а также разрешение
  • дать истцу право в будущем требовать, по мере необходимости, дополнительных санкций за уничтожение доказательств.
Установив, что денежные санкции не в полной мере исправляют нанесенный истцу ущерб, суд на основании подпункта (e)(2)(B) обязал также присяжных считать при вынесении решения, что уничтоженная переписка содержала негативную для Plantronics информацию.

Мой комментарий: Последнее наказание на самом деле может ответчику обойтись намного дороже, чем штраф. Фактически присяжным предлагается считать доказанной вину ответчика в рамках основного спора, и у него практически не остается шансов на выигрыш дела в целом.

Комментарий фирмы Sutherland: 3-х миллионная сумма штрафа была рассчитана путем утроения денежного штрафа, который Plantronics наложила на своего руководителя.

Данное дело наглядно демонстрирует, что даже тогда, когда компания прилагает все усилия для сохранения электронных документов и информации, она всё равно может «попасть на крючок» из-за плохого поведения своих руководителей высшего звена. Компаниям следует проанализировать и скорректировать свою практику и методы сохранения электронных данных, чтобы избежать подобной  же участи, и в том числе усилить обучение руководителей, ответственность за действия которых с большой вероятностью будет возложена на компанию, а также внедрить технологии для предотвращения утраты относящихся к судебным спорам данных.

Что ждет в будущем?

Комментарий фирмы Sutherland: Применение пункта (е) (2) (B) в дополнение к компенсациям на основании пункта (е) (1), из-за того, что последний «оказался недостаточным для полного возмещения ущерба» - явление уникальное и непредусмотренное законодателем, поскольку пункт (е) (1) был рассчитан на возмещение ущерба, а пункт (е) (2) – как наказание за умышленное уничтожение.

Роберт Оуэн (Robert D. Owen), Френсис Нолан (Francis X. Nolan IV) и Джим Силлимен (Jim L. Silliman)

Источник: сайт Lexology
http://www.lexology.com/library/detail.aspx?g=9d2c17f7-d997-4c37-a35d-eec0145a3a14

Комментариев нет:

Отправить комментарий