понедельник, 1 августа 2016 г.

Касси Финдлей: Нам следует обсуждать смарт-контракты и связанные с ними вопросы управления документами, часть 1


Данная заметка авторитетного австралийского специалиста  Касси Финдлей (Cassie Findlay) была опубликована 27 июля 2016 года на сайте дискуссионной группы «Круглый стол по вопросам управления документами» (Recordkeeping Roundtable).

Прежде чем «передать слово» Кассии Финдлей, хочу напомнить об определении понятия «смарт-контракт», данном британским правительством (см. мой пост http://rusrim.blogspot.ru/2016/03/blog-post_17.html ).
Смарт-контракты (smart contracts) представляют собой контракты, условия которых записаны на компьютерном, а не на юридическом языке. Смарт-контракты могут автоматически выполняться вычислительной системой, такой, как подходящая система распределенных реестров. Потенциальные выгоды от смарт-контрактов включают низкие затраты на процессы заключения и исполнения контрактов, а также на исполнение законодательно-нормативных требований; как следствие, становится экономически выгодным формировать контракты для многочисленных сделок на небольшие суммы. В число потенциальных рисков входит зависимость от вычислительной системы, которая исполняет контракт. На данной момент, эти риски и выгоды в основном теоретические, так как технология смарт-контрактов все еще находится в зачаточном состоянии, и её широкомасштабное развертывание в кратковременной перспективе не ожидается.
На фото: Д. Гриффит (D.W.Griffith), Мэри Пикфорд (Mary Pickford), Чарли Чаплин (Charlie Chaplin - сидит) и Дуглас Фэрбенкс (Douglas Fairbanks) на подписании договора о создании киностудии «Юнайтед Артистс» (United Artists). Источник: Библиотека Конгресса США.

Технология «блокчейн» (blockchain, также известна под именем «распределенные реестры» - Н.Х.) предлагает нам новый революционный способ ведения деловой деятельности на основе совместного использования базы данных – по сути, коллективно-используемого реестра, который доступен для всех, кто знает, как им пользоваться, и имеет доступ к соответствующим инструментам. Это «всемирная база данных» (world database - как предложил недавно Виней Гупта (Vinay Gupta) в своей публикации «Программируемые блокчейны в контексте» - Programmable blockchains in context, см. https://medium.com/@ConsenSys/programmable-blockchains-in-context-ethereum-s-future-cd8451eb421e , которую я очень рекомендую), которая принадлежит всем участникам и не контролируется ни одним их них. Здесь доверие обеспечивается через вычисления. Ничто не фиксируется в этой среде, если на это не будет достигнут консенсус многих тысяч компьютеров, входящих в состав сети. Раз зафиксированные транзакции уже невозможно ни подделать, ни изменить.

Технология «блокчейн» также позволяет нам создавать смарт-контракты на платформах типа Ethereum («Эфириум», https://www.ethereum.org/ ). Что из себя представляют эти «умные» контракты? По сути, это программы, выполняющие инструкции типа «если это произойдет, тогда сделать следующее», и их запускают и проверяют все участники блокчейн-сети. Блокчейн хранит данные, а смарт-контракт обеспечивает планирование, выполнение и документирование деловых операций.

Наиболее очевидные сферы применения смарт-контрактов – это те действия, которые могут целиком совершаться в киберпространстве, такие, как передача прав собственности на активы; однако также возможно заключение соглашений о предоставлении услуг, которые требуют использования «интернета вещей» (IoT) или взаимодействия с человеком. Например, если вовремя не оплачена аренда телевизора, то телевизор электронно блокируется до тех пор, пока не поступит платеж. Другим примером может быть ситуация, когда для закрытия контракта нужно получение от человека подтверждения того, что автомобиль был должным образом отремонтирован.

После своего выполнения смарт-контракт сохраняет сведения о транзакции таким образом, что обеспечивается их сохранность и неизменность. Существуя в среде блокчейна, такие контракты воплощают идею доверия посредством вычислений и устраняют необходимость в посредниках – равно как и делают ненужными большую часть подписаний, пересылку по электронной почте и прочие заумные способы, которые мы сегодня используем для обмена информацией и документирования, обеспечивая с их помощью честное ведение деловой деятельности.

Очевидно, что ключевое преимущество этой технологии проявляется при применении её во взаимоотношениях, где стороны не знают и/или не доверяют друг другу. Можно, впрочем, утверждать, что такое отсутствие доверия должно быть базовым предположением при внедрении любой системы управления документами, особенно учитывая тот акцент, который делается в нашей работе и в литературе на важность доказуемой аутентичности с тем, чтобы обеспечить доверие, - как это можно видеть в концепции Открытой архивной информационной системы (OAIS) и в требованиях к доверенным хранилищам TRAC (Trustworthy Repositories Audit and Certification: Criteria and Checklist – «Аудит и сертификация доверенных хранилищ: Критерии и контрольный список»), в материалах проекта InterPARES, стандартах Международной организации по стандартизации (ИСО), в концепциях доверенных хранилищ третьей стороны (Trusted Third Party Repositories, TTPR) и т.д.

В материалах проекта InterPARES 2, например, утверждается, что для признания хранителя доверенным, тот должен «.. действовать в качестве нейтральной третьей стороны; то есть показать, что он не заинтересован в содержании хранимых им документов, что у него нет мотивации изменять находящиеся под его контролем документы и что он никому не позволит случайно или умышленно модифицировать документы». Хочу спросить, существует ли какое-то физическое лицо или группа хранителей,  способная на абсолютную нейтральность? Думаю, что нет, но вот машина (или группа из многих тысяч машин) на это способна. Математика способна.

Мой комментарий: Ох уж эти ИТ-романтики… Машины (пока что) делают то, что заложил в них человек, и те же коды блокчейн-систем контролируются узким кругом людей, над которыми никакого серьезного надзора нет. Компьютерные системы пользователей также уязвимы для внедрения (в том числе в массовых масштабах) вредоносного кода, который будет выполнять уже волю хакеров… Машины, надо сказать, тоже не рождаются равными, и в блокчейн-системах «вес» отдельного компьютера или группы компьютеров при принятии решений пропорционален располагаемой вычислительной мощности.

(Окончание следует, см. http://rusrim.blogspot.ru/2016/08/2.html )

Касси Финдлей (Cassie Findlay)

Источник: сайт «Recordkeeping Roundtable»
https://rkroundtable.org/2016/07/27/we-need-to-talk-about-smart-contracts-and-recordkeeping/

Комментариев нет:

Отправить комментарий