вторник, 16 августа 2016 г.

Конференция Общества американских архивистов, день первый: Многообразие и вовлечение, часть 2


(Окончание, начало см. http://rusrim.blogspot.ru/2016/08/1_15.html . Рекомендую прочитать в первой части оговорки, касающиеся данного поста)

Из-за необходимости выполнить ряд заданий для Регионального комитета среднеатлантических архивов (Mid-Atlantic Regional Archives Committee), что этим утром заняло часть моего времени, я, к сожалению, пропустила почти треть сессии 106 «Подходы на основе сотрудничества к сбору и сохранению материалов ЛГБТ-сообщества» (Collaborative Approaches to Collecting and Preserving LGBTQ Materials). Тем не менее, мне удалось услышать о нескольких новаторских, опирающихся на ЛГБТ-сообщество архивных инициативах, которые могли бы послужить моделями не только для других ЛГБТ-проектов, но и для других сообществ и групп, стремящихся обеспечить сохранение документов и материалов, фиксирующих их собственную историю:
  • Сэм (Саманта) Брунер (Sam Bruner) обсуждала происхождение «Проекта ЛГБТ+-архива в Луизиане» (LGBTQ+ Archives Project of Louisiana, см. http://www.lgbtarchivesla.org/ ) - некоммерческой организации, которая возникла как проект по фиксированию устной истории, а затем переросла в гораздо более широкую инициативу, совместно возглавляемую членами ЛГБТ-сообщества и профессиональными архивистами. Проект нацелен на информирование людей о важности сохранения материалов, документирующих историю ЛГБТ-сообщества Луизианы, на ведение справочника архивных хранилищ, хранящих такого рода материалы и заинтересованных в приобретении дополнительных коллекций, а также на сбор средств на обработку подаренных хранилищам материалов. Проект не связан с какой-либо одним хранилищем, сам не принимает архивные коллекции или решения о том, где коллекции будут размещены – и, хотя он предоставляет информацию о сильных сторонах и приоритетах хранилищ, решения о том, дарить ли коллекцию, и если да, то кому, по-прежнему полностью остаются за создателями этих коллекций.

  • Кармел Кёртис (Carmel Curtis) сообщила подробности о деятельности «Коллектива XFR» (XFR Collective,  https://xfrcollective.wordpress.com/ , причем XFR произносится как английское слово transfer – «передача») - некоммерческой организации, объединяющей мультимедийных архивистов, которые на добровольной основе оцифровывают находящиеся под угрозой аудио- и видеоматериалы, созданные артистами и художниками, активистами, а также иными лицами и организациями. «Коллектив», возникший на основе экспозиции 2013 года в Новом музее (New Museum, см. https://archive.org/details/xfrcollective ), основное внимание уделяет обеспечению сохранности произведений искусства, созданных на малораспространенных носителях, и он особенно заинтересован в сохранении материалов, документирующих историю ЛГБТ и прочих маргинализованных сообществ, а также в демистификации работы по обеспечению долговременной сохранности путем создания везде, где только можно, находящихся на виду общественности рабочих станций по оцифровке. Коллектив передает (см. https://archive.org/details/xfrcollective ) копии создаваемых им электронных файлов некоммерческой библиотеке «Интернет-архив» (Internet Archive, https://archive.org/ ).
На этой сессии было также обращено внимание на один из возможных вариантов решения проблемы, с которой сталкивались многие архивисты, работавшие в самых различных обстоятельствах: доноры не всегда успевают передать свои коллекции до своей смерти, и они не всегда сообщают о своих намерениях своим душеприказчикам и семьям. Каждый, кто занимался сбором материалов по истории ЛГБТ-сообщества, может припомнить хотя бы один случай, когда клад ценных материалов был потерян, потому что донор умер прежде, чем передал его в хранилище, а прибиравшие его дом родственники всё это выбросили, поскольку либо не понимали ценности материалов, либо относились к ним с отвращением.

В попытке свести к минимуму такие потери, Лесбийские Архивы им. Джун Мазер (June Mazer Lesbian Archives, http://www.mazerlesbianarchives.org/ ) и Трансгендерные Архивы (Transgender Archives,  http://www.uvic.ca/transgenderarchives/ ) при Университете Виктории (University of Victoria – университет в канадской провинции Британская Колумбия – Н.Х.) выдают перспективным донорам специально отмаркированные короба, к которым прилагаются документы о дарении, и просят доноров начать укладку своих материалов в эти короба. Если донор умирает до завершения передачи материалов, наличие дарственной предупреждает родственников о том, что материалы были обещаны архиву. Дарственные не слишком сильно влияют на упертых людей, но по крайней мере некоторые из родственников, увидев их, уважат намерения покойного. Это отличная идея, которая может пригодиться самым различным собирающим коллекции учреждениям.

Сессия 207 «Откуда у нас это? Успехов в документировании отвратительного» (Why Do We Have That? Successes in Documenting the Distasteful) была посвящена проблемам, связанным с обеспечением сохранности и доступа к материалам, которые представляются руководителям учреждений и членам общества абсолютно шокирующими, оскорбительными или просто недостойными «серьезного» исследования, но которые по ходу дела привлекают внимание к целому ряду вопросов, касающихся многообразия, инклюзивности и формирования всесторонней объективной документированной истории:
  • Бенн Джозеф (Benn Joseph), ранее работавший в Северо-Западном университете (Northwestern University), рассказал о «коллекции смерти» ( http://findingaids.library.northwestern.edu/catalog/inu-ead-spec-archon-1527 ) Майкла МакДоуэла (Michael McDowell) - подборки фотографий с похорон, предсмертных записок самоубийц, писем с соболезнованиями, посмертных фотографий ( «траурных портретов»), фотографий духов, объявлений о розыске преступников, прядей и различных изделий из волос, лицензий на похоронную деятельность, фотографий зверств и военных преступлений, извещений о смерти и иных материалов. Эти материалы покойный романист и сценарист Майкл МакДоуэл собрал по ходу работы над диссертацией о смерти и траурных обычаях.

    Некоторые из этих материалов, особенно посмертные фотографии, а также пряди и другие памятные вещи из волос кажутся сейчас отвратительными, но в свое время они ценились и их с гордостью демонстрировали. Пока Джозеф говорил, мне в голову пришла мысль о том, что архивная инклюзивность должны иметь обратную силу: даже если прошлые обычаи и практики нас озадачивают или отталкивают, мы не должны позволить нашим чувствам удержать нас от документирования их существования и значения.

  • Отмечая, что сексуальное самовыражение является неотъемлемой составной частью истории ЛГБТ-сообщества, Джоанн Блэк (Joanne Black) из Исторического общества ЛГБТ (GLBT Historical Society) обратила внимание на ряд «откровенных» материалов в коллекциях общества и на то, как они проливают свет на характер сексуальных отношений, на сексуальную практику, а также на значение, придаваемой сексуальной активности в конкретных ЛГБТ-группах.

    Она также высказала, по моему мнению, важную мысль: если мы собираемся всесторонним образом документировать историю, нам следует также документировать природу и значение, придаваемые сексуальному поведению. (Блэк также отметила, что контролируемые словари (по-нашему, классификаторы – Н.Х.), которые мы используем для описания своих коллекций, в основном молчат о сексуальных вопросах. Нам следовало бы поработать над восполнением этих пробелов.)

  • Аманда Ланфорн (Amanda Lanthorne) из университета штата Сан-Диего (San Diego State University) рассказала, как бумаги Карла Панцрама (Carl Panzram Papers, http://library.sdsu.edu/scua/new-notable/panzram ), документирующие жизнь предполагаемого серийного убийцы, который подружился и вступил в длительную переписку с одним из своих тюремщиков, проливают свет на тюремную жизнь в 1920-е годы, на движение за тюремную реформу и в целом на американскую социальную историю. Эти материалы также используется для развития у студентов навыков критического мышления и понимания жизни людей, выросших в неблагоприятной среде.

  • Сусанна Леберман (Susanna Leberman) из Публичной библиотеки округа Хантсвилл-Мэдиссон (Huntsville-Madison County), штат Алабама ( https://hmcpl.org/spcoll ), сообщила о том, как ее учреждение, задачей которое является удовлетворение потребностей всех членов разнообразного сообщества, и которое выставляло материалы по местной истории, варьировавшиеся от знаков и листовок Ку-клукс-клана и до расистских (по крайней мере, по сегодняшним меркам) открыток, которые местные жители отправляли и получали в конце 19-го и начале 20-го веков, - предложило убедительное обоснование важности документирования деятельности Ку-клукс-клана и других репрессивных групп и учреждений: Если Вы не документируете, например, против чего боролось движение за гражданские права, то тем самым Вы крадете у участников этого движения их борьбу и их триумфы.

    Я согласна с тем, что деятельность любой массовой организации - даже такой отвратительной, как Ку-клукс-клан – сама по себе заслуживает документирования; и если наша цель заключается во всестороннем документировании истории, то нам придётся документировать массу действительно уродливых вещей.
Было бы упущением с моей стороны не отметить, что Джозеф, Блэк и Леберман сделали сильный акцент на важности представления этих коллекций способами, которые минимизируют возбуждение и шок. При работе с магистрантами, Джозеф всегда даёт им право не рассматривать фотоснимки зверств и военных преступлений из коллекции Майкла МакДоуэла. Блэк отметила, что Историческое общество ЛГБТ воздерживается от размещения откровенных материалов сексуального характера на своем веб-сайте, предупреждает посетителей своего музея о том, что они могут увидеть такого рода материалы, а также требует, чтобы несовершеннолетние посещали музей только в сопровождении взрослых.

Леберман высказалась о том, что архивисты должны представлять способные вызвать возмущение или ужас материалы продуманно, в богатом контексте, заставляя тем самым людей задуматься о том, что же они видят, вместо эмоционального взрыва или отторжения: «провоцировать людей на размышления, вместо того, чтобы просто заставлять их вспоминать или запоминать, - и это будет делать Вас [т.е. архивы] более актуальными для их жизни».

Бонни Ведл (Bonnie Weddle)

Мой комментарий: Для меня основной смысл таких публикаций в том, что в 21-м веке архивы и родственные им учреждения не могут и не должны ограничиваться ролью могильщика отработанной государственной информации.

С одной стороны, они должны включиться в поддержку оперативной деятельности как государственных, так и негосударственных органов и учреждений, обратить внимание на интересы частных лиц (генеалогия и т.д.).

С другой стороны, архивам, музеям и библиотекам следует резко расширить деятельность по инициативному документированию и расширить круг источников комплектования, с тем, чтобы в архивах накапливались материалы поинтереснее, чем скучные официальные решения. Проблем на этом пути масса, но остаться на позициях архивного дела 20-века — значит умертвить отрасль.

Я очень хотела бы, чтобы такие вопросы начали волновать наших специалистов, чтобы также встал вопрос о создании в стране архивной науки, которой у нас сейчас нет (замечу, что «архивное дело» – термин осмысленный, подчеркивающий, что речь идёт не о науке, а о ремесле).

Источник: блог l'Archivista
http://larchivista.blogspot.ru/2016/08/saa-day-one-diversity-and-inclusion.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий