суббота, 25 февраля 2017 г.

Судебная практика: Страховой полис не выходил из-под контроля страховой компании


Пренебрежение к правилам ведения делопроизводства у нас наблюдается повсеместно, однако в тех случаях, когда требования к работе с документами установлены законодательно-нормативными актами, организации могут сами себя очень серьезно наказать.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в июне 2016 года рассмотрела делу № 33-7073/2016, в котором такая халатность обошлась СОАО «Национальная Страховая Группа (НСГ)» почти в 9 млн. рублей.

Суть спора

Сама история началась в апреле 2012 года, когда между СОАО «Национальная Страховая Группа (НСГ)» и ООО «Автокодекс» был заключен агентский договор, в соответствии с которым бланки строгой отчетности, включая бланк полиса, по которому впоследствии гражданин обратился с требованием страховой выплаты, были переданы агенту по акту приема-передачи бланков в сентябре 2013 года.

В июне 2014 года агентом было получено уведомление о расторжении агентского договора и требование о возврате бланков строгой отчетности, в том числе и спорного полиса.

Поскольку бланки не были возвращены страховщику после расторжения агентского договора и страховая премия ему не была перечислена, доверенность на имя генерального директора ООО «Автокодекс» была отозвана, а бланки были признаны утраченными 20 июля 2014 года.
Для справки:  Согласно приказу Федеральной службы по финансовым рынкам от 06.03.2013 № 13-16/пз-н «Об утверждении Перечня документов, сохранность которых обязаны обеспечить страховщики, и требований к обеспечению сохранности таких документов» к перечню документов, сохранность которых они обязаны обеспечить, относятся страховые полисы и иные документы строгой отчетности (пп. 1 п. 5 Перечня).

В соответствии с п. 18 Перечня, сведения об утраченных и/или похищенных бланках строгой отчетности размещаются в сети Интернет на сайте страховщика и/или на сайте профессионального объединения страховщиков, устанавливающего в соответствии с законодательством РФ требования к порядку учета, хранения, уничтожения и передачи бланков строгой отчетности, не позднее, чем по истечении трех рабочих дней после обнаружения утраты (хищения) бланков строгой отчетности.

Именно это требование и нарушила страховая компания.
В сентябре 2014 года между «НСГ» и гражданином был заключен договор добровольного страхования жилого дома, вместе с домашним имуществом.  Договор был заключен на год, выгодоприобретателем по договору являлся гражданин. Страховая сумма была определена в размере 4,9 млн. рублей для основного строения и 900 тысяч рублей для движимого имущества. Полис был подписан представителем страховщика.

Обязанности по договору гражданин исполнил в полном объеме, оплатив определенную условиями договора страховую премию в 73,8 тысячи рублей.

В результате пожара, произошедшего в июне 2015 года, принадлежащий гражданину жилой дом и находящееся в нем имущество были уничтожены, о чем была выдана соответствующая справка.

Поскольку гражданину было отказано в выплате страховки, добиваться ее пришлось через суд.

Решением Железнодорожного районного суда г. Самары в октябре 2015 года в пользу гражданина с «НСГ» было взыскано по договору страхования 5,8 млн. рублей, а всего – 8,95 млн. рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда в марте 2015 года решение Железнодорожного районного суда г. Самары было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба СОАО «НСГ» - без удовлетворения.

«Национальная Страховая Группа» обратилась в суд с иском к гражданину о признании договора страхования незаключенным и обязании ООО «Автокодекс» возместить выплаченную гражданину страховую премию.

Позиция Железнодорожного районного суда г. Самары

Судом был сделан вывод о том, что у агента ООО «Автокодекс» на дату заключения спорного договора страхования не имелось на это полномочий. Кроме того, лицо, подписавшее от имени страховщика спорный договор не являлось ни сотрудником «НСГ», ни уполномоченным доверенностью страховщика, в связи с чем у него отсутствовали полномочия на заключение договора с гражданином. Страховая премия по спорному договору агентом страховщику не была перечислена.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что страховой компанией не был доказан факт выбытия спорных бланков строгой отчетности из-под её контроля.
Также обществом «НСГ» не было представлено доказательств размещения в сети Интернет на сайте страховщика или  на сайте профессионального объединения, сведений об утраченном бланке.

По мнению суда, в действиях гражданина не усматривается признаков недобросовестного поведения, поскольку «НСГ» не представлено доказательств того, что страхователь знал или должен был знать об отсутствии полномочий у лица, подписавшего с ним договор.

Суд также принял во внимание и то, что страхователь свои обязательства исполнил в полном объеме, оплатил страховой полис, не является стороной агентского договора и не имеет возможности повлиять на добросовестность выполнения агентом своих обязательств.

Решением Железнодорожного районного суда г. Самары в апреле 2016 года страховому открытому акционерному обществу «Национальная Страховая Группа» в иске к гражданину о признании договора страхования незаключенным было отказано.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда

Судебная коллегия при рассмотрении дела отметила, что страховой полис у страховой компании похищен не был, не выходил из её обладания в результате неправомерных действий третьих лиц, а перешел от неё к ООО «Автокодекс» на основании агентского договора. Общество передало бланки полисов агенту для заключения договоров и не проконтролировало поступление страховой премии по ним, их учет и хранение бланков полисов.

Судебная коллегия оставила без изменения решение Железнодорожного районного суда г. Самары, а апелляционную жалобу Страхового открытого акционерного общества «Национальная Страховая Группа» - без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=1589901

Комментариев нет:

Отправить комментарий