среда, 14 мая 2014 г.

Арбитражная практика: Умышленное сокрытие организацией документов во время выездной проверки было доказано в суде


Выездная налоговая проверка – не самое приятное событие для любой организации, а уж если, по мнению налогового органа, организация нарушает налоговое законодательство, то спор, как правило заканчивается судебным разбирательством в арбитражных судах.

Арбитражный суд Московской области в апреле 2011 года начал рассмотрение дела №А41-34683/09. Более четырех лет судам различных инстанций пришлось впоследствии разбираться с целым «букетом» взаимных претензий организации и налогового органа. Однако основным вопросом, вокруг которого «крутилось» судебное разбирательство, стал вопрос «утраты» организацией документов из-за прорыва канализацией и их последующего волшебного «воскрешения» при повторном рассмотрении дела.

Суть спора

Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 13 по Московской области (МРИФНС России № 13 по Московской области) в декабре 2008 была проведена выездная налоговая проверка ООО «НовАТ» по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах. При проведении проверки инспекций года было выставлено требование о предоставлении документов (информации), которое было исполнено обществом не в полном объеме.

При этом общество уведомило инспекцию об уничтожении части первичных документов в результате затопления помещений. Общество было привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной п.1 ст.122 Налогового Кодекска РФ в виде штрафа, за неполную уплату налога на прибыль и налога на добавленную стоимость в общем размере более 1,4 млн. рублей; ему были доначислены налог на прибыль и налог на добавленную стоимость в общем размере 8,8 млн. рублей и начислены пени в общем размере более 2,6 млн. рублей.

Общество, не согласившись с решением налогового органа, обратилось в арбитражный суд.

Позиция Арбитражного суда Московской области

По мнению суда первой инстанции, налоговым органом была существенно нарушена процедура рассмотрения материалов налоговой проверки, предусмотренная ст.101 НК РФ. Акт проверки по результатам выездной налоговой проверки в отношении общества не был подписан инспектором, проводящим проверку - за него подпись поставила начальник отдела выездных проверок, что является существенным процессуальным нарушением.

До аргументов налогового органа дело не дошло. Суд признал недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 13 по Московской области о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения как несоответствующее требованиям налогового законодательства.

Позиция Десятого арбитражного апелляционного суда

Десятый арбитражный апелляционный суд в сентябре 2011 года поддержал позицию суда первой инстанции в отношении нарушения порядка подписания акта.

Утверждение инспекции о том, что незначительная протечка не могла залить все документы (72 папки) в полном объеме, и не могла быть настолько значительной, чтобы уничтожить информацию, содержащуюся на бумажных носителях, не было принято апелляционным судом, поскольку после протечки канализации хранение и работа с бумажными носителями была невозможна.

При этом налоговый орган пытался обратить внимание суда на нестыковки в документах, представленных по этому вопросу обществом:
  • Акт о затоплении владелица квартиры подписала после своей смерти;

  • В своём письме МП «ДЕЗ ЖК» г/о Химки сообщило, что справка о затоплении обществу не выдавалась.
Суд счел аргументы налогового органа несостоятельным. Он оставил без изменения решение Арбитражного суда Московской области, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Позиция Федерального арбитражного суда Московского округа

Федеральный арбитражный суд Московского округа в ноябре 2011 года отметил, что сам по себе факт подписания акта налоговой проверки лицом, не указанным в решении о проведении выездной налоговой проверки, не является нарушением существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, и не влечет безусловного признания судом соответствующего решения инспекции недействительным.

При этом суд кассационной инстанции учел, что акт проверки был подписан участвовавшим в ней главным налоговым инспектором.

Суд отменил решение Арбитражного суда Московской области и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда и направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

Позиция Арбитражного суда Московской области - круг второй


Арбитражный суд Московской области в марте 2013 года при повторном рассмотрении дела отметил, что в ходе проведения выездной налоговой проверки инспекцией было установлено, что обществом были неправомерно отнесены в состав расходов в целях налогообложения прибыли затраты без документального подтверждения, а также неправомерно применены налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость (НДС), вследствие непредставления документов, предусмотренных статьями 171, 172 НК РФ.

Инспекция также указала на то, что в нарушение положений статьи 17 федерального закона от 21.11.1996 г. «О бухгалтерском учете», статьи 23, 93 НК РФ, Положения «О документах и документообороте в бухгалтерском учете» № 105с от 29.07.1983 г., утвержденного Минфином СССР, Постановлений Госкомстата России № 88, 26, общество не обеспечило надлежащее хранение документов.

Кроме того, инспекция ссылалась на то, что у общества имелось достаточно времени для представления необходимых документов и оно не предприняло попытки восстановить документы сразу же после их повреждения. При этом у налогового органа были большие сомнения относительно того, что незначительная протечка могла повредить документы общества в полном объеме.

При новом рассмотрении судебного дела обществом была восстановлена большая часть документов, которую общество просило суд приобщить к материалам дела и учесть при вынесении окончательного судебного акта. Часть контрагентов отказала обществу в предоставлении копий документов, в связи с чем судом были вынесены определения об истребовании у ряда организаций документов, подтверждающих расходы ООО «НовАТ» за период 2005-2007 годы.

Организации сообщили суду о том, что документы, в том числе по реализации товаров, работ и услуг по 2006 год включительно, были уничтожены ими в связи с истечением срока хранения, но одновременно подтвердили наличие финансово-хозяйственных взаимоотношений с ООО «НовАТ».

Суд пришел к выводу, что отсутствие по объективным причинам в момент проведения налоговой проверки счетов-фактур и документов, подтверждающих фактическую уплату НДС, не может свидетельствовать об отсутствии у налогоплательщика права на применение налоговых вычетов по НДС в соответствующих налоговых периодах.

Общество уведомило налоговый орган об уничтожении части первичных документов в результате затопления помещений сначала устно, а затем письменно, и предъявило Акт о затоплении и порче документов.

Общество представило в налоговый орган все необходимые документы, подтверждающие порчу документов фекалиями:
  • Акт осмотра ДЕЗ ЖКУ участок № 5 г. Химки от июля 2008 года,

  • Акт комиссии о результатах затопления ООО «НовАТ» от 10.07.2008 г.,

  • Справка МУ «ХимСпас» № 78 от 23.04.2009 г.,

  • Справку ДЕЗ ЖКУ участок № 5 г. Химки от 30.04.2009 г.
По мнению суда, инспекция не представила доказательств, свидетельствующих об умышленном уничтожении налогоплательщиком документов либо о наличии у него реальной возможности их представить.

Суд пришел к выводу о том, что общество документально подтвердило уважительность причины непредоставления документов в срок.

Арбитражный суд признал недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 13 по Московской области о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Позиция Десятого арбитражного апелляционного суда - круг второй

Десятый арбитражный апелляционный суд в августе 2013 года вновь вернулся к вопросу о заливе и уничтожении документов.

В ходе заседания суда апелляционной инстанции инспекцией было заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела документов в количестве 24 томов. Из пояснений представителя МИФНС следует, что документы были получены налоговым органом от бывшего работника ООО «НовАТ» после вынесения решения судом первой инстанции.

Согласно письму бывшего работника, переданному в налоговый орган вместе с указанными документами, в период выездной налоговой проверки руководитель общества передал ему данные документы для уничтожения. Вопреки указанию руководителя, сотрудник документы не уничтожил и передал с указанным письмом в инспекцию.

После ознакомления с представленными инспекцией документами возражений относительно их приобщения к материалам дела обществом заявлено не было. Представитель налогоплательщика указал, что, по-видимому, данные документы были бывшим работником похищены.

Представленные налоговым органом в суд апелляционной инстанции документы относились к периоду проверки (2005-2007 гг.). Это были подлинники таких документов, как кассовые книги, приходные кассовые ордера, товарные отчеты, квитанции к приходным кассовым ордерам, расходные кассовые ордера, доверенности на получение ТМЦ, Z-отчеты контрольно-кассовых машин, счета-фактуры, товарные и товарно-транспортные накладные от различных поставщиков на поставку продовольственных и промышленных товаров налогоплательщику. Суд обратил внимание на то, что на документах отсутствуют следы загрязнения, порчи, воздействия жидкостей, горения и т.п.

Суд апелляционной инстанции удовлетворил ходатайство налогового органа о приобщении указанных документов к материалам дела и отметил, что в ходе проведения выездной налоговой проверки и при обжаловании вынесенного по ее итогам ненормативного акта госоргана, общество неоднократно сообщало, что затребованные в ходе проверки документы в полном объеме утрачены, поскольку пришли в негодность ввиду их затопления, и что налогоплательщик восстанавливает утраченные документы.

Суд апелляционной инстанции критически оценил представленные налогоплательщиком в подтверждение доводов о заливе документов доказательства.

Довод налогоплательщика о том, что представленные МИФНС суду документы были похищены бывшим работником, также не нашел своего подтверждения, так как если бы они были похищены до случившегося, по мнению заявителя, затопления, то данный факт нашел бы свое отражение в Акте комиссии, поскольку согласно Приказа №34 от 10.07.2008г. при расследовании обществом факта затопления членами комиссии производилась инвентаризация затопленных документов.

В случае же похищения документов после случившегося, по мнению заявителя, затопления, на представленных документах имелись бы соответствующие следы загрязнения либо порчи, а они отсутствуют.

Справка МУ «ХимСпас» и справка МП ДЕЗ ЖКУ были составлены спустя десять месяцев после произошедшего, по мнению налогоплательщика, залива. В справках не указано, чем подтверждаются изложенные в них обстоятельства порчи бухгалтерских и налоговых документов. Кроме того, инспекцией представлено письмо МП ДЕЗ ЖКУ, согласно которому справка от имени МП ДЕЗ ЖКУ данной организацией не выдавалась.

Акт не содержит сведений о порче каких-либо документов в помещениях ООО «НовАТ». Кроме того, налоговым органом представлена в материалы дела справка о смерти подписавшей данный Акт гражданки, согласно которой гражданка скончалась за 17 дней до составления акта.

Письмо ООО «НовАТ» об оказании содействия в восстановлении документов никак не может подтверждать факт произошедшей, по мнению общества, порчи документов в силу требований статьи 68 АПК РФ.  Кроме того, в соответствии с нормами законодательства о налогах и сборах в задачах, функциях и полномочиях органов налоговой службы не предусмотрено восстановление бухгалтерского учета налогоплательщиков. Напротив, обязанности по организации бухгалтерского учета, обеспечению сохранности и восстановлению документов бухгалтерского учета возложены на должностных лиц налогоплательщиков.

Представленными в материалы дела письмами общества подтверждается, что осуществление работ по восстановлению документов бухгалтерского учета налогоплательщиком начато 11.02.2009 г. (спустя 8 месяцев после выявления обществом факта залива). Иных документов, подтверждающих проведение обществом работ по восстановлению документации в материалы дела не представлено.

Представленные заявителем в материалы дела фотографии не содержат сведений о том, когда они были сделаны. Ни в одном из документов не упоминается о том, что при их составлении осуществлялось фотосъемка спорных помещений. Фотографии не подтверждают факт хранения и нахождения в момент залива в помещении каких-либо документов. Кроме того, на самих фотографиях видно, что несмотря на сообщенные обществом обстоятельства залива помещения канализационными стоками, в помещении осуществляется хранение продуктов питания (алкогольная продукция и продукция в ПЭТ-бутылках).

Суд отметил, что имеющимися в материалах дела документами подтверждается факт наличия у налогоплательщика в период проверки запрошенных документов, которые он не представил налоговому органу по требованию.

По мнению суда, налогоплательщик злоупотребил своим правом, предусмотренным статьей 41 АПК РФ, в виде возможности представлять суду документы и доказательства, ранее не представлявшиеся в налоговую проверку. В поданном в суд заявлении налогоплательщик требует от государства обеспечить защиту своих прав, изначально умышленно не исполнив свои обязанности.

У организации, добросовестно исполняющей свою обязанность по уплате налогов в бюджет, нет необходимости скрывать от проверки налоговых органов документы о своей финансово-хозяйственной деятельности. Именно сокрытие документов от проверки привело к настоящему судебному спору.

Поскольку общество противодействовало инспекции в осуществлении налогового контроля, что лишило ее возможности в полном объеме проводить мероприятия налогового контроля в порядке, предусмотренном нормами действующего налогового законодательства, суд не вправе исследовать представленные заявителем непосредственно в материалы дела документы, обосновывающие налоговые вычеты.

На налогоплательщике лежала обязанность представить в инспекцию документы, обосновывающие заявленный ею налоговый вычет. Поскольку налогоплательщик не подтвердил надлежащими документами суммы налоговых вычетов по названному налогу, инспекция вправе была их не признать.

Таким образом, ввиду непредставления налогоплательщиком налоговому органу по требованию первичных документов и счетов-фактур, подтверждающих правомерность применения обществом налоговых вычетов, инспекция обоснованно не подтвердила правомерность уменьшения сумм исчисленного НДС на суммы налоговых вычетов и доначислила налога к уплате в бюджет.

При этом суд подчеркнул, что непредставление документов является самостоятельным составом налогового правонарушения по статье 126 НК РФ. Согласно пояснений представителя инспекции, у МИФНС отсутствовала возможность для привлечения общества к налоговой ответственности, предусмотренной указанной нормой, поскольку невозможно было в ходе проверки установить конкретное число не представленных налогоплательщиком документов.

Суд отменил решение Арбитражного суда Московской области в части признания недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №13 по Московской области о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на добавленную стоимость, пени по налогу на добавленную стоимость, а также привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату налога на добавленную стоимость. В указанной части суд отказал ООО «Новат» в удовлетворении заявленных требований.

В остальной части суд оставил решение Арбитражного суда Московской области от 27 марта 2013 года по настоящему делу без изменения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в декабре 2014 года отставил постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 августа 2013 года без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Источник: Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий