пятница, 23 мая 2014 г.

Арбитражная практика: Детализация счета конкретного абонента составляет тайну телефонных переговоров и может быть раскрыта только на основании решения суда


При проведении контрольных мероприятий регулярно возникают споры о том, какую информацию государственные органы имею право запрашивать по собственной инициативе. Как правило, организации обосновывают отказ в предоставлении информации тем, что она относится к тому или иному виду защищаемой законом тайны.

В июле 2013 года Арбитражный суд города Москвы рассмотрел дело № А40-56142/2013, в котором компания МТС оспаривала решение Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР России) на том основании, что детализация счета конкретного абонента составляет тайну телефонных переговоров и может быть раскрыта только на основании решения суда.

Суть дела

В связи с проведением камеральной проверки в отношении возможного неправомерного использования инсайдерской информации обществом ОАО «Проектные инвестиции» (ОАО «ПРИН») и манипулирования рынком акций в феврале 2013 года ФСФР России направило предписание в адрес поставщика услуг связи ОАО «МТС», в соответствии с которым общество должно было в течение пяти рабочих дней с даты получения предписания предоставить в ФСФР России следующую информацию:
  • Сведения в отношении всех пользователей услуг связи, которым выделялся конкретный абонентский номер, с указанием в том числе периода использования данного номера каждым из пользователей услуг связи, IMEI оконечного оборудования, использовавшегося в каждый период, с приложением копий документов, подтверждающих изложенную информацию, в том числе договоров, соглашений, анкет клиентов, а также изменений и дополнений к данным документам;

  • Сведения о том, предоставлялись ли услуги связи по конкретному абонентскому номеру в период с 1 января 2010 года;

  • Информацию об иных абонентских номерах, использовавшихся пользователем услуг, которому был выделен абонентский номер, в рамках заключенных между абонентом и Обществом договоров, с указанием таких абонентских номеров, дат заключения/расторжения договоров, IMEI оконечного оборудования, используемого абонентом;

  • Детализацию счетов абонента за период с 1 января 2012 года в электронном виде в формате MS Excel на оптическом носителе.
Общество представило перечисленные документы и информацию, за исключением информации о детализации счетов абонента и об идентификационных номерах абонентских устройств (IMEI). За неисполнение предписания ФСФР оштрафовала ОАО «МТС» на 500 тысяч рублей. Общество обратилось с иском в суд.

Позиция ОАО «МТС»

Ограничение тайны телефонных переговоров возможно только по решению суда. Нормы, содержащиеся в статье 16 Закона об инсайде и манипулировании, предусматривают ограничение права на тайну связи только для почтовых отправлений (в части информации о почтовых переводах денежных средств), и не предусматривают каких-либо исключений в части необходимости получения решения суда для ограничения тайны телефонных переговоров.

Идентификационный номер абонентского устройства (IMEI) не относился к условиям договора об оказании услуг подвижной связи, в связи с чем оператор связи не имеет базы данных пользователей абонентских устройств (телефонных аппаратов) по идентификационному номеру (IMEI).

Информация об идентификационных номерах абонентских устройств (IMEI) устанавливается аппаратурой связи лишь при телефонных соединениях. Она содержится только в протоколах соединений (детализациях) конкретных абонентов, sim-карты которых использовались в данном телефонном аппарате, т.е. эта информация также представляет собой сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, и составляет тайну телефонных переговоров, предоставление которой возможно только на основании решения суда.

Позиция Арбитражного суда города Москвы

Суд признал, что общество не выполнило в установленный срок предписание, тем самым совершило административное правонарушение, ответственность за которое установлена частью 9 статьи 19.5 КоАП РФ.

Суд отметил, что под тайной связи понимается именно тайна информации, содержащейся в сообщении и телефонном разговоре. По мнению суда, в рассматриваемом случае ФСФР России истребовала информацию и детализации счетов абонента и информацию об идентификационных номерах абонентских устройств (IMEI) (реквизиты соединений), а не тексты сообщений или информацию телефонного разговора (стенограмму телефонного разговора).

По мнению суда, Закон о связи и Правила оказания услуг подвижной связи ни в одной статье не устанавливают запрет для оператора связи сообщать уполномоченному федеральному органу, действующему в рамках норм специального закона (Закон об инсайде и манипулировании), информацию о счетах абонента и информацию об идентификационных номерах абонентских устройств (IMEI).

Законом об инсайде установлены прямые полномочия ФСФР России по истребованию информации и обязанность общества по предоставлению соответствующей информации. Доводы общества о необходимости получения ФСФР России судебного решения для получения затребованной информации, по мнению суда, являлись несостоятельными.

Суд также учел, что информация о детализации счетов абонентов и номерах IMEI является необходимым и ключевым фактором для принятия решения ФСФР России о наличии в действиях какого-либо лица признаков манипулирования рынком, поскольку только с учетом этой информации становится возможным сделать окончательные выводы по результатам проверки. В случае отсутствия необходимой информации ФСФР России не сможет сообщить в правоохранительные органы о совершенном преступлении, предусмотренном статьей 185.3 Уголовного кодекса Российской Федерации, и следовательно, виновные лица смогут избежать уголовной ответственности за содеянное преступление.

Суд также отметил, что информация относительно абонентских номеров не относится к информации, составляющей тайну телефонных переговоров абонента, поскольку абонентские номера принадлежат операторам сотовой связи и выделены по договору для использования абонентами, следовательно, установление фактов использования абонентских номеров относится исключительно к информации о деятельности оператора сотовой связи, который, в соответствии с Законом об инсайде, обязан предоставить ФСФР России все необходимые сведения для проведения проверки по факту манипулирования рынком.

По мнению суда, ФСФР России имеет право запрашивать информацию, имеющее непосредственное отношение к проведению проверки, в том числе детализацию счетов абонента и информацию об идентификационных номерах абонентских устройств (IMEI).

Суд отказал в удовлетворении заявления ОАО «МТС» о признании незаконным и отмене постановления Федеральной службы по финансовым рынкам о привлечении к административной ответственности по ч. 9 ст. 19.5 КоАП РФ.

Позиция Девятого арбитражного апелляционного суда

Девятый арбитражный апелляционный суд в ноябре 2013 года с позицией суда первой инстанции не согласился, отметив, что детализация счета абонента представляет собой данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации (Определение от 02.10.2003№345-О и от 21.10.2008 №528-О-О) к информации, составляющей тайну телефонных переговоров, относятся любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи; для доступа к указанным сведениям необходимо получение судебного решения.

По мнению суда, в настоящем случае истребованная детализация счета конкретного абонента – физического лица и сведения об идентификационных номерах абонентских устройств (IMEI) составляют тайну телефонных переговоров, поскольку составляют не только сведения, содержащиеся в телефонном соединении (разговоре), но и данные о таких соединениях между конкретными абонентами (дате, времени, продолжительности), а также любые иные сведения передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью аппаратуры связи.

Суд отметил, что термин «тайна связи» включает в себя: тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений и переводов, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи.

Согласно п. п.1 ст. 16 ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» по мотивированному (обоснованному) письменному требованию ФСФР России юридическое лицо обязано представить сведения, составляющие «тайну связи (в частности, информации о почтовых переводах денежных средств).

В отличие от коммерческой, служебной и банковской тайн, в отношении тайны связи законодатель ограничил перечень предоставляемых по требованию ФСФР России сведений, употребив оборот «в части», т.е. законодательно закреплено право ФСФР России истребовать лишь «информацию о почтовых переводах денежных средств» и не исключил необходимость получения решения суда для доступа к иной тайне связи, в том числе тайне телефонных переговоров.

Суд также подчеркнул, что ни один федеральный закон не позволяет ФСФР России без судебного решения ограничивать права физических лиц на тайну телефонных переговоров посредством получения детализации счета и IMEI.

Суд отметил, что отсутствие у ФСФР России данных о детализации счета конкретного абонента – физического лица и сведений об идентификационных номерах абонентских устройств (IMEI) не влечет невозможности привлечения виновных лиц к ответственности, предусмотренной ст. 185.3 УК РФ (манипулирование рынком), поскольку детализация счета и IMEI могут быть получены на основании судебного решения в ходе оперативно-розыскных мероприятий, проводимых в целях выявления и раскрытия предусмотренных ст. 185.3 УК РФ преступлений, а также установления виновных лиц.

Суд отметил, что ОАО «МТС» были предприняты все зависящие от него меры для выполнения предписания, но ограничения, установленные ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, не позволили исполнить его в указанной части.

Суд отменил решение Арбитражного суда г. Москвы и признал незаконным и отменил постановление ФСФР России о привлечении ОАО «МТС» к административной ответственности по ч.9 ст.19.5 КоАП РФ.

Позиция Федерального арбитражного суда Московского округа

При рассмотрении дела в Федеральном арбитражном суде Московского округа в марте 2014 года Банк России (правопреемник ФСФР) не оспаривал вывод апелляционного суда о том, что затребованные сведения относятся охраняемой Законом о связи тайне, однако полагал, что, в силу Закона об инсайде, административный орган обладает полномочиями по истребованию данной информации, а у общества возникает обязанность по её предоставлению.

Суд с такой трактовкой не согласился и оставил без изменения постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Источник: Официальный сайт Высшего арбитражного суда
http://ras.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий