вторник, 2 апреля 2013 г.

Судебная практика: Гражданин сам виноват в том, что его кадровые документы неправильно оформлены


В настоящее время споры о правомочности назначения досрочных трудовых пенсий встречаются очень часто. Это связано, прежде всего, с тем, что при оценке права российского гражданина на льготную пенсию Пенсионный фонд РФ проверяет все факты, имеющие значение для назначения пенсии, на основании архивных документов, не доверяя никаким документам, представляемым самими гражданами.

Гатчинский городской суд Ленинградской области в сентябре 2012 года рассмотрел гражданское дело № 2-1405/2012, в котором суду пришлось разбираться в ситуации, когда по одним документам человек значился капитаном теплохода, но находился в отпуске без сохранения заработной платы (и этот период не засчитываются в льготный пенсионный стаж – Н.Х.), а по другим - в это же самое время работал на других судах, находящихся в плавании (эти данные должны засчитываться в льготный стаж – Н.Х.).

Суть спора

Гражданин М. обратился в Управление Пенсионного фонда РФ (УПФ) в городе Гатчина и Гатчинском районе Ленинградской области с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости с 50-ти лет в связи с его работой в должностях плавсостава на судах Камчатского морского пароходства в районах Крайнего Севера.

Решением УПФ ему было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости с двойным снижением пенсионного возраста, в связи с отсутствием требуемого стажа работы в районах Крайнего Севера (15 лет), дающего право на досрочное пенсионное обеспечение.

Пенсионным фондом было установлено, что специальный стаж М. составил менее необходимых 15-ти лет. В этот стаж не были засчитаны периоды, когда М. находился в резерве без оплаты, а не в рейсе. М. было рекомендовано обратиться за назначением трудовой пенсии по старости по достижении 55-летнего возраста.

Гражданин обратился за защитой своих прав в суд.

Позиция гражданина

М. утверждал, что в период, который Пенсионный фонд не засчитал ему в льготный стаж на основании того, что в данные периоды времени М. не находился в рейсе и числился в резерве без оплаты, он работал в должности старшего помощника капитана т/х «Софокл Лейк» в ОАО «Камчатское морское пароходство», о чем имеется соответствующая запись в паспорте моряка,  в котором также имеются отметки пограничных контрольных органов, доказывающие, что в спорный период он находился в рейсе. С учетом этого периода стаж его работы на Крайнем Севере составил 15 лет 5 месяцев и 11 дней, и он имеет право на досрочную трудовую пенсию по старости.

М. сообщил, что в спорный период он работал в Камчатском морском пароходстве (ОАО «Камчатское морское пароходство») на теплоходах «Снежногорск», «Г.Ковальчук», «Кихчик» и «Пионер» (как указано в трудовой книжке), а также на теплоходах «Семушкин», «Донской», «Мирный», «Днепродзержинск», «Г.Подобедов», «Дедовск», «Хатангалес», «Ича», «Диксон» и других (работа на которых в его трудовой книжке не была отражена).

Позиция Гатчинского городского суда Ленинградской области

В сентябре 2012 года, отказывая М. в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что спорные периоды не могут быть включены в специальный трудовой стаж истца для назначения ему досрочной пенсии, поскольку истец числился капитаном теплохода «Пионер» и, согласно переданным работодателем в архив документам, находился в отпуске без сохранения заработной платы. Уплата страховых взносов за эти периоды работодателем не производилась.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда, которая вынесла решение по делу в ноябре 2012 года (определение № 33-5156/2012), тщательно изучила представленные сторонами документы.

Выяснилось, что в разных документах, документирующих трудовую деятельность М., содержатся разные данные. Судом было установлено, что запись в трудовой книжке о том, что он был в определенный период времени капитаном теплохода «Пионер», противоречит архивной справке, записям в личном деле и паспорте моряка, из которых следует, что в это время он был переведен на должность помощника капитана теплохода «Пионер». Запись в трудовой книжке о переводе М. капитаном теплохода «Пионер» не подтверждена первичными документами. Кроме того, в трудовой книжке не отражено ни одного служебного перемещения с теплохода на теплоход, хотя их было достаточно.

Это, по мнению суда, свидетельствует о недостоверности содержащейся в трудовой книжке информации. Так, в определенный период М. состоял в должности старшего помощника капитана теплохода «Софокл Лейк» и находился в рейсе Австралия - Фиджи, что подтверждается записями в паспорте моряка, а также заявлением М. на имя начальника отдела кадров ОАО «Камчатское морское пароходство» о предоставлении оплачиваемого отпуска и распоряжением отдела кадров ОАО «Камчатское морское пароходство» о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы, в котором работодатель указывает его должность - стар. пом. капитана т/х «Софокл Лейк». При этом предоставление М. отпуска без сохранения заработной платы в спорный период не подтверждено его собственным заявлением., а соответствующее распоряжение отдела кадров не содержит дату его издания. При этом ОАО «Камчатское морское пароходство» предоставило ему отпуск без сохранения заработной платы на тот же период, когда он находился в рейсе на теплоходе «Софокл Лейк». По мнению суда, это, скорее всего, свидетельствует о желании работодателя уклониться от уплаты налогов.

ОАО «Камчатское морское пароходство» было владельцем теплохода «Софокл Лейк» на основании договора суб-бербоут-чартера. Судну было выдано временное свидетельство о праве плавания под государственным флагом РФ; в указанный период портом его регистрации являлся Петропавловск-Камчатский.

Суд также отметил, что в соответствующий период М. состоял в трудовых отношениях с ОАО «Камчатское морское пароходство», занимал должность старшего помощника капитана теплохода «Софокл Лейк», судовладельцем которого являлось ОАО «Камчатское морское пароходство», являлся членом экипажа данного судна и входил в его плавсостав. Расхождение записей в трудовой книжке и данных индивидуального персонифицированного учета с его фактической занятостью на теплоходе «Софокл Лейк» свидетельствует о ненадлежащем выполнении работодателем обязанности по ведению трудовой книжки и иных документов, и не должно привести к лишению его права на назначение досрочной трудовой пенсии.

Суд также отметил, что достаточных для удовлетворения требований М. доказательств, подтверждающих, что в спорный период времени он находился в рейсе по направлению своего работодателя и в течение полного рабочего дня исполнял обязанности старшего помощника капитана теплохода «Софокл Лейк», а не был в резерве без оплаты, суду не было представлено.

Из паспорта моряка М. следует, что на определенную дату он выехал из Российской Федерации (самолетом из Хабаровска) и пересек границу Австралии (аэропорт Брисбен), а впоследствии покинул Республику Фиджи (самолетом из аэропорта Нади). Однако, по мнению суда, эти сведения из паспорта моряка не свидетельствуют о том, что в указанный период М. по заданию своего работодателя - ОАО «Камчатское морское пароходство», исполнял трудовые обязанности на теплоходе «Софокл Лейк».

Судовой роли (выписки из судовой роли), из которой бы следовало, что М. выезжает за границу по паспорту моряка именно на теплоход «Софокл Лейк» и что данный теплоход по заданию его арендатора (ОАО «Камчатское морское пароходство») совершает рейс по маршруту Австралия - Фиджи, ни в архивных документах ОАО «Камчатское морское пароходство», ни в архивных документах ФГУ «Администрация морского порта Петропавловск-Камчатский» не имеется.

Указание в паспорте моряка на то, что М. по состоянию на определенную дату числился старшим помощником капитана теплохода «Софокл Лейк», само по себе не свидетельствует о том, что М. в спорный период не мог выехать за границу для работы на другом судне (в судовую роль которого он был включен) или для работы на теплоходе «Софокл Лейк», но по заданию другого работодателя (например, заказчика по договору подряда, заключенному на время его нахождения в отпуске без сохранения заработной платы в ОАО «Камчатское морское пароходство»).

При этом на момент времени, когда, по утверждению М., тот находился в рейсе, теплоход «Софокл Лейк» был исключен из государственного судового реестра морского порта Петропавловск-Камчатский.

Суд также отметил, что паспорт моряка после выполнения служебного задания (списания с судна) должен сдаваться в выдавший его орган, где в дальнейшем он хранится как документ строгой отчетности. В связи с этим у суда вызвала сомнение достоверность сведений, содержащихся в представленном М. и находящемся в нарушение положений закона у него на руках паспорте моряка.

В представленных по запросу суда МКУ «Петропавловск-Камчатский городской архив» документах отсутствуют противоречия, касающиеся спорного периода. В один период времени М. находился в отпуске без сохранения заработной платы, а в другой - в очередном отпуске, за который ему были начислены отпускные.

При увольнении из ОАО «Камчатское морское пароходство» М. получил на руки свою трудовую книжку и был вправе требовать устранения неполноты содержащихся в ней записей, а также в любое время был вправе знакомиться с первичными документами, в том числе со своей личной карточкой. Поскольку М. не предпринял никаких действий в целях устранения недостатков в сведениях о его работе, то, следовательно, он был согласен с данными сведениями, содержащимися в документах его работодателя.

Гражданин М. был зарегистрирован в системе государственного пенсионного страхования. Из выписки из индивидуального лицевого счета застрахованного лица следует, что в соответствующий период страховые взносы на индивидуальный лицевой счет М. уплачивались ОАО «Камчатское морское пароходство» только тогда, когда истец находился на курсах операторов ГМССБ и когда он находился в очередном отпуске. В остальные периоды страховые взносы не уплачивались в силу того, что истец находился в отпуске без сохранения заработной платы. При этом только период его очередного отпуска включен работодателем в его страховой стаж, связанный с работой в районах Крайнего Севера.

При таких обстоятельствах, по мнению суда, не имеется оснований для включения спорного периода в стаж работы М., дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости. Как следствие, на момент обращения к Пенсионному фонду с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости право у М. на назначение досрочной трудовой пенсии по старости с 50-ти лет отсутствовало.

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда оставила без изменения решение Гатчинского городского суда Ленинградской области, а апелляционную жалобу М. - без удовлетворения.

Мой комментарий: Как мне кажется, в данном случае, судебное дело наглядно показало (оставляя в стороне отдельный вопрос о правдивости гражданина), что «крайним» во взаимоотношениях работодатель-работник чаще всего оказывается именно работник. 

В данном деле все противоречия в документах были расценены против работника; при этом все те документы, на основании которых суд принимал решения, находились под полным контролем работодателя, который мог записать в них все так, как ему было выгодно и удобно.

Мне не понравилось лицемерие судебного решения. В 1990-е годы большинство работников коммерческих организаций не об оформлении документов думало, а о том, как выжить. Тех, кто попытался бы «требовать устранения неполноты …», скорее всего, просто вышвырнули бы на улицу.

Я считаю, что в данном случае судьи пошли по самому простому пути, цепляясь за формальности и мало думая о справедливости принимаемых решений.

Источник: Кадис
http://www.kadis.ru/texts/index.phtml?id=67354

Комментариев нет:

Отправить комментарий