суббота, 9 мая 2015 г.

Судебная практика: Персональные данные и архивные документы


Еще в 2007 году в статье, посвященной только что принятому закону «О персональных данных», я отмечала, что в законе предусмотрены четыре исключения, когда действие закона не распространяется на отношения, возникающие, в том числе, при обработке персональных данных в архивных документах (см.: http://www.eos.ru/eos_delopr/eos_analitics/detail.php?ID=15778 ):
Федеральный закон Российской Федерации № 152-ФЗ «О персональных данных» от 27 июля 2006 г.

2. Действие настоящего Федерального закона не распространяется на отношения, возникающие при:

2) организации хранения, комплектования, учета и использования, содержащих персональные данные документов Архивного фонда Российской Федерации и других архивных документов в соответствии с законодательством об архивном деле в Российской Федерации;
Читая лекции по данной теме, я регулярно обращаю на этот вопрос внимание, поскольку/, с моей точки зрения, эту «брешь» можно использовать для того, чтобы избежать исполнения требований закона «О персональных данных».

И вот в апреле 2012 года судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда рассмотрела дело № 33-1017/2012, в котором суды согласились с тем, что документы, находящиеся в личном деле сотрудника, являются архивными документами и поэтому на них не распространяются положения закона «О персональных данных».

Суть спора

Начальником центра социального обеспечения ВКТО г. Тамбова были переданы по запросу командира воинской части копии документов, касающихся прохождения гражданином военной службы, не касающихся его частной жизни и не нарушающие его личную и семейную тайну. Копии данных документов истребовались не для распространения третьим лицам, а для представления в суд в качестве доказательств по делу.

Гражданин обратился в суд с иском к командиру воинской части и к начальнику Центра социального обеспечения ВКТО г. Тамбова. Среди многочисленных претензий он требовал признать его право на врачебную тайну, гарантированное ст. 61 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» и п. 1 ст. 10 закона № 152-ФЗ «О персональных данных», нарушенным командиром в/ч и начальником центра социального обеспечения ВКТО г. Тамбова, которые передали копии из его личного дела, содержащие персональные сведения конфиденциального характера и сведения о его частной жизни, а также сообщили об указанных фактах в органы дознания и предварительного следствия.

Позиция Советского районного суда г. Тамбова

Советский районный суд г.Тамбова в декабре 2011 года отметил, что доводы гражданина о нарушении ответчиками ст. 12 «Всеобщей декларации прав человека», ст. 17 «Международного пакта о гражданских и политических правах» (Нью-Йорк, 19.12.1966 г.), ст. 24 Конституции РФ, требований закона «О персональных данных» в связи с передачей начальником центра социального обеспечения ВКТО г. Тамбова копий материалов из личного дела военнослужащего командиру воинской части - своего подтверждения в судебном заседании не нашли.

По мнению суда, доводы гражданина о применении к спорным правоотношениям закона «О персональных данных» не основаны на законе. Согласно п. 2 ч. 2 ст. 1 данного закона, его действие не распространяется на отношения, возникающие при организации хранения, комплектования, учета и использования содержащих персональные данные документов Архивного фонда Российской Федерации и других архивных документов в соответствии с законодательством об архивном деле в Российской Федерации.

В соответствии с п. 3 ст. 3 закона № 125-ФЗ от 22 октября 2004 г. «Об архивном деле в Российской Федерации», документы по личному составу, отражающие трудовые отношения работника с работодателем, являются архивными документами.

Согласно п. 8. 1 «Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения», утвержденного приказом Министерства культуры РФ от 25 августа 2010 г. № 558, личные дела работников являются архивными документами, подлежащими хранению в течение 75 лет.

Согласно п. 23 «Наставления по архивному делу в Вооруженных Силах РФ», утвержденного приказом Минобороны РФ от 31 августа 2005 г. № 200, в архивах Вооруженных Сил хранятся законченные делопроизводством документы органов военного управления, соединений, воинских частей и организаций Вооруженных Сил. Кроме того, в архивах хранятся личные дела офицеров, прапорщиков и мичманов, солдат, матросов, сержантов и старшин, проходивших военную службу по контракту в Вооруженных Силах, а также федеральных государственных гражданских служащих Министерства обороны.

Районные и городские военные комиссариаты (кроме Московского и Санкт-Петербургского) все документы, за исключением личных дел и пенсионных дел, хранят до истечения сроков хранения, после чего уничтожают их в установленном порядке.

Суд подчеркнул, что положения закона «О персональных данных» неприменимы к правоотношениям по предоставлению материалов из личного дела гражданина начальником Центра социального обеспечения ВКТО г. Тамбова по запросу начальника войсковой части, поскольку личное дело военнослужащего, проходившего службу в Вооруженных Силах, является архивным документом. Копии материалов личного дела были выданы по запросу командира в соответствии с положениями Наставления по архивному делу в Вооруженных Силах РФ. Предусмотренных ст. 25 закона «Об архивном деле в РФ» оснований для ограничения доступа к запрошенным командиром войсковой части документам, у начальника ЦСО ВКТО г. Тамбова не имелось. Доказательств того, что данные документы содержат сведения, составляющие государственную либо иную охраняемую законом тайну, а также содержат сведения о личной и семейной тайне гражданином не представлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда оставила без изменения решение Советского районного суда г. Тамбова, а кассационную жалобу гражданина - без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=217390

2 комментария:

  1. Наталья, здравствуйте.

    А насколько сложно в принципе подвести все хранимые на постоянной основе электронные и бумажные документы в коммерческой организации под действие закона об архивной деятельности? С одной стороны, все рекомендации по ведению архива, что я нашёл в сети, содержат ссылки на кучу нормативки, и предполагают кучу бюрократии и строгие требования к помещениям, процедуре хранения, штатному обеспечению... С другой стороны, вроде как вся нормативка, содержащая сколь-нибудь конкретные требования, относится только к госам, муниципалам и архивному фонду. Получается, коммерческая организация может их не выполнять и хранить архивные документы как ей заблагорассудится?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Первый вопрос – когда документ (особенно документ коммерческой организации, не являющейся источником комплектования государственного или муниципального архива) становится «архивным» и подпадает под Закон об архивном деле? Определение в законе дано цветастое, но нечеткое, судебной практики по нему нет, и в случае серьёзного спора суд может занять любую позицию. Критику по этому поводу Росархив предпочел проигнорировать. На практике документы со сроками хранения менее 10 лет традиционно относятся к «времянке». В сущности, логично было бы считать «архивными» только документы, которым по закону установлен постоянный или длительный (более 10 лет) срок хранения ;) Но возможна и другая точка зрения, также не противоречащая закону – архивным является документ, который поступил в архив организации на хранение. Нет архива – нет и архивных документов!

      Второй момент: ответственность за несохранение архивных документов сейчас смешная (500 рублей), в то время, как ответственность за несохранение «времянки» может исчисляться, согласно последним судебным решениям, миллиардами рублей. В этом смысле отнесение документов к архивным скорее может служить для коммерческой организации способом ухода от ответственности!

      Третий момент: С моей точки зрения, государственной архивной службе незачем лезть в вопросы хранения документов, которые не планируется даже частично принимать на государственное или муниципальное архивное хранение. Она упорно пытается это делать, часто не понимая деловой ценности конкретных документов и их роли в деловых процессах и ориентируясь на названия, - и, бывает, устанавливают малозначительным документам феерические сроки хранения (самым колоритным примером является история со сроками хранения паспортов сделок, которым по закону (!) установлен срок в 3 года, но Росархив, для которого законы не указ, упорно ставил в своих перечнях срок «постоянно» и лишь сейчас милостиво согласился его малость сократить).

      Удалить