воскресенье, 17 мая 2015 г.

Арбитражная практика: Попытка сэкономить на собственноручной подписи привела в список недобросовестных поставщиков


Несмотря на то, что федеральный закон от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» утратил силу с 1 января 2014 года в связи с принятием федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ, судебные разбирательства на его основе представляют определенный интерес, особенно в отношении использования электронных документов и электронных подписей.

Арбитражный суд города Москвы в апреле 2013 года рассмотрел дело № А40-905/13, в котором организация была включена в реестр недобросовестных поставщиков из-за того, что подписала договор поручительства электронной цифровой подписью.

Суду пришлось отвечать на вопрос, можно ли подписывать договора в смешанном документообороте (т.е. когда одна сторона подписывает его на бумажном носителе, а другая в электронном виде). В данном случае суды всех трех инстанции высказали точку зрения о том, что таким образом подписывать договор нельзя.

Впрочем, у сторон договора поручительства об этом не спрашивали. Оценку давала третья сторона, и такой вариант оформления договора её не устроил.

Суть спора

В августе 2012 года был проведен открытый аукцион в электронной форме на право заключения государственного контракта на выполнение работ по расширению проезжей части одной из московских улиц. В сентябре 2012 года проект государственного контракта был направлен обществу ООО «ФСК «Фаворит» для подписания его в электронном виде.

В установленные сроки общество не подписало и не направило заказчику контракт, а также документ об обеспечении исполнения государственного контракта,. Государственный заказчик направил в УФАС заявление о проведении проверки, по результатам которой было вынесено решение о включении общества в реестр недобросовестных поставщиков.

Общество обратилось в суд с иском о признании недействительным решения о включении его в реестр недобросовестных поставщиков.

Позиция Арбитражного суда города Москвы

Суд отметил, что заказчиком было установлено требование обеспечения исполнения контракта в размере 30% от начальной цены контракта, которое могло быть представлено в виде: безотзывной банковской гарантии; договора поручительства; залога денежных средств, в том числе в форме вклада.

Обществом в качестве обеспечения исполнения обязательства по контракту был выбран договор поручительства, который был заключен в сентябре 2012 года с ООО «СВР». При этом общество представило договор поручительства, подписанный только ООО «СВР» и не подписанный и не скрепленный печатью ООО ФСК «ФАВОРИТ», - а подписанный его ЭЦП.

По мнению общества, подписание документов ЭЦП при направлении их через электронную площадку исключает необходимость подписания их собственноручной подписью. Направление государственному заказчику подписанного ЭЦП договора поручительства является правомерным и не противоречит Закону о размещении заказов.

Суд отметил, что нормы Закона о размещении заказов не приравнивают подписание документов ЭЦП и собственноручной подписью, а устанавливают определенный порядок заключения государственных контрактов.

По мнению суда, направление неподписанного договора поручительства противоречит действующему законодательству, т.к. от участника должен поступить документ об обеспечении исполнения гражданско-правового договора, то есть изначально, до направления его заказчику через электронную площадку, он должен обладать юридической силой.

Наличие неподписанного договора поручительства на электронной площадке не свидетельствует о совершении участником размещения заказа необходимых действий, направленных на заключение гражданско-правового договора.

Суд отметил, что значение ЭЦП на документах, направляемых через электронную площадку при проведении отрытых аукционов в электронной форме, установлено в ч. 5 ст. 41.2 Закона о размещении заказов. По мнению суда, наличие ЭЦП и заверение электронных документов оператором электронной площадки с помощью программных средств означает, что документы и сведения, поданные в форме электронных документов, направлены от имени соответственно участника размещения заказа, оператора электронной площадки, заказчика, уполномоченного органа, специализированной организации, уполномоченного на осуществление контроля в сфере размещения заказов федерального органа исполнительной власти, а также означает подлинность и достоверность таких документов и сведений.

Таким образом, частью 5 ст. 41.2 Закона о размещении заказов предусмотрено направление юридически составленного документа, наличие ЭЦП на котором подтверждает, что:
  • документ направлен от участника размещения заказа;

  • направленный документ или содержащиеся в нем сведения являются достоверными и подлинными.
Иного значения, помимо перечисленных, ЭЦП при проведении открытых аукционов в электронной форме не имеет. По мнению суда, заявитель, утверждая о возможности подписания договора поручительства ЭЦП вместо собственноручной подписи, наделяет ее функциями, не предусмотренными Законом о размещении заказов.

Суд не согласился с позицией общества о том, что, поскольку государственным заказчиком установлено требование о представлении договора поручительства, то в силу ст. 381 ГК РФ и постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.04.2012 № 15106/11 его подписи на указанном договоре быть не должно.
Вместе с тем, представленный обществом договор поручительства не содержал подписи кредитора, и, более того, не предполагал наличия указанной подписи.

Договор поручительства, в котором отсутствовала подпись кредитора, не мог быть принят государственным заказчиком как договор поручительства, удовлетворяющий положениям действующего законодательства.

Суд отметил, что с момента опубликования документации об аукционе заявитель имел всю информацию, необходимую для оформления документа об обеспечении исполнения контракта и, следовательно, имел возможность обратиться к неограниченному кругу лиц для оформления обеспечения. С момента опубликования протокола рассмотрения заявок на участие в аукционе у заявителя содержится точная информация о допуске его заявки на соответствующий аукцион. С этого момента у него появляется обязанность исполнять все принятые на себя обязательства по контракту. Следовательно, действуя добросовестно, 27 августа 2012 года, то есть в последний день для заключения контракта, заявитель должен был иметь готовое обеспечение исполнение контракта, а не начинать процесс его оформления.

Суд отказал в удовлетворении заявления ООО Финансово-Строительная Компания «ФАВОРИТ» о признании незаконным решения Управления Федеральной антимонопольной службы о включении общества в реестр недобросовестных поставщиков.

Позиция Девятого арбитражного апелляционного суда

Девятый арбитражный апелляционный суд в августе 2013 года отметил, что ЭЦП подписывается не проект, а уже действительный документ об обеспечении обязательства.
Таким образом, участник размещения заказа своей ЭЦП лишь подтверждает подлинность представленного документа об обеспечении исполнения обязательства, который к данному моменту должен быть уже заключен в порядке, установленном Гражданским кодексом РФ.

Девятый арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение Арбитражного суда г.Москвы, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в ноябре 2013 года оставил без изменения решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, а кассационную жалобу общества - без удовлетворения.

Источник: Официальный сайт Высшего арбитражного суда
http://ras.arbitr.ru/ 

Комментариев нет:

Отправить комментарий