воскресенье, 19 февраля 2012 г.

Судебная практика: Доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне

Исследователи, которым было отказано в предоставлении тех или иных документов на том основании, что спорные документы содержат сведения о личной и семейной тайне, регулярно обращаются в суд.

На этот раз Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в декабре 2011 года рассматривала вопрос о правомочности отказа Санкт-Петербургского государственного учреждения «Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга» (ЦГАЛИ СПб) в доступе к листу 70 личного дела писателя М.Г.И., и об обязании предоставить данный материал исследователю для ознакомления.

Суть спора

Исследователь обратился к директору ЦГАЛИ СПб с заявлением о предоставлении информации, в котором просил сообщить ему следующие сведения: если лист 70 (с оборотом) личного дела писателя М.Г.И. содержит секретную информацию, то когда истекает срок секретности, и в каком году было создано личное дело. В том случае, если речь идет о личной и семейной тайне, частной жизни (что предусмотрено ч. 3 ст. 25 ФЗ РФ «Об архивном деле в Российской Федерации»), исследователь просил разъяснить, чем сведения на остальных листах личного дела  отличаются от сведений на листе 70 (с оборотом), и на каком основании этот лист недоступен, снять прошитый нитками конверт с этого листа, и предоставить ему возможность ознакомиться с содержанием документа, читать его, делать выписки, копировать.

Архивом был дан ответ, в котором, со ссылкой на положения ст. 25 ч. 3 закона «Об архивном деле в Российской Федерации» было указано, что сведения, содержащиеся на листе 70, являются сведениями о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни и не подлежат оглашению до истечения 75-летнего срока, исходя из даты образования документа - в данном случае, не ранее 15 февраля 2040 года (т.е. речь идет о документе 1965 года – Н.Х.). Доступ к вышеуказанному документу до окончания срока возможен только при наличии письменного нотариально заверенного разрешения от наследников.

Исследователь посчитал отказ в доступе к документу незаконным, нарушающим его право на свободный доступ к информации, гарантированный ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, ч. 1 ст. 8 закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ч. 1 ст. 24 закона «Об архивном деле в РФ», затрагивающим его конституционные права и законные интересы в сфере свободного поиска, получения, передачи, производства и распространения информации любым законным способом, - и обратился в суд.

Позиция исследователя

Как выяснилось, на запрашиваемом листе содержится характеристика писателя, утвержденная на партийном бюро Ленинградского союза писателей РСФСР и подписанная секретарем партийного бюро, которая была подготовлена при рассмотрении персонального дела коммуниста.

По мнению заявителя, характеристика, которая  «утверждалась широким кругом лиц (в партийную организацию входило более 150 человек), сведения, указанные в ней, контролировались со стороны общества, и сам писатель М. никак не мог повлиять на содержащиеся в ней данные. Следовательно, данная характеристика не может содержать никаких сведений, составляющих личную или семейную тайну и тайну частной жизни …»

Позиция судов

Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга, установив, что ответ ЦГАЛИ СПб дан заявителю в соответствии с законом в пределах полномочий заинтересованного лица, и что в ответе на обращение заявителя была предоставлена полная информация по существу его запроса (в предоставлении запрашиваемой информации заявителю не было отказано, доступ к ней не был ограничен, порядок ознакомления разъяснен), - пришел к выводу об отсутствии оснований полагать нарушенными права заявителя на получение интересующей его информации.

По мнению судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, содержание листа 70 личного дела писателя является основанием для применения норм п.3 ст.25 закона «Об архивном дела в РФ». Действия сотрудников ЦГАЛИ СПб по обеспечению сохранности содержащихся в нем сведений о личной и семейной тайне М.Г.И., его частной жизни, осуществлены в соответствии с их полномочиями, порядок принятия соответствующего решения соблюден, содержание оспариваемого решения соответствует требованиям закона и нормативных актов.

На основании изложенного судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда оставила решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 11 октября 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Мой комментарий: Данное дело иллюстрирует то, что у нас есть проблемы с регламентацией доступа к архивным документам. В других странах подобные споры решаются судами более гибко, с учетом баланса общественной заинтересованности в раскрытии информации и необходимости защиты личной и семейной тайны. У нас же все пока сводится к наличию или отсутствию формальных оснований для отказа (причем отнесение содержания партийной характеристики к семейной тайне – решение, с моей точки зрения, неоднозначное).

Источник: Кадис / Институт развития свободы информации
http://www.kadis.ru/texts/index.phtml?id=61204
http://www.svobodainfo.org/register/ticket/457
http://www.svobodainfo.org/register/attachment/ticket/457/kassacia02_11_2011.doc

Комментариев нет:

Отправить комментарий