вторник, 11 марта 2014 г.

Руководитель Росархива заявил, что долговременное хранение электронных документов - не его забота ...


7 марта 2014 года в информационном агентстве РИА-Новости прошла пресс-конференция, посвященная Дню архивов. Видеозапись конференции выложена в открытом доступе в Интернете (см.: http://pressria.ru/pressclub/20140307/949056262.html ).

Я внимательно прослушала всю пресс-конференцию, которая длилась полтора часа. Почти все это время ее участники рассказывали:
  • О международном проекте Федерального архивного агентства «Голод в СССР. 1929–1934 гг.» в 3 томах;

  • О подготовке сборника документов по актуальной исторической тематике «Из истории российско-грузинских отношений: к 230-летию заключения Георгиевского трактата».
Наверное, эта пресс-конференция так бы и закончилась одними отчетами о публикаторской деятельности в «шоколадно-мармеладных» тонах, если бы не журналистка еженедельника PCWeek Ольга Звонарева. Ольга задала руководителю Росархива вопрос, который волнует многих из нас: «Какие задачи решались по вопросу долгосрочного хранения документов в электронном виде?».

О своих впечатлениях от полученного ответа Ольга Звонарева уже рассказала в блоге на сайте PCWeek  - в посте «Текущая позиция Росархива в отношении долгосрочного и постоянного хранения документов» (cм.: http://www.pcweek.ru/ecm/blog/ecm/6422.php  ), в котором она почти дословно привела слова руководителя архивного ведомства А.Н.Артизова:
«Вопрос долгосрочного хранения – это совершенно отдельная тема. В полномочия архивов и Федерального архивного агентства не входят задачи долгосрочного хранения электронных носителей. Все хотят, чтобы архивисты обеспечили те вещи, которые, в общем-то, обеспечивают мировые корпорации, которые создают новый софт, новые технологии, новые электронные носители, имеют миллиардные НИОКРы для того, чтобы придумать такие носители, которые обеспечивают долгую жизнь электронной информации, в том числе, электронных документов. Мы этого не можем сделать. И не только мы. И американские, британские архивисты. Во всем мире эта проблема не решена. Нет долгосрочного носителя, надо менять софт, все время перезаписывать. Это сложнейшие технологические процессы. Мы себе такой задачи не ставим. За документы вечного хранения, которые не могут быть уничтожены, мы отвечаем и пока придерживаемся принципа здорового консерватизма. Пока мы говорим, что должен быть бумажный оригинал и его электронная копия, как фонд пользования. Документы временного срока хранения – 5,10, 15 лет потом могут быть уничтожены, а этих документов абсолютное большинство в стране. Мы никому не ставили препятствия, согласны, чтобы они были только в электронном виде. И пусть технологически в рамках мирового рынка информационных технологий создаются новые технологии, мы к ним внимательно присматриваемся. А самим что-то создать – это непосильная задача и пустое освоение бюджетных денег».
Желающие самостоятельно познакомиться с ответом руководителя Росархива могут посмотреть видеозапись, начиная с отметки 1 ч. 19 мин. 35 сек.

А.Н.Артизов утверждает, что государственным архивам никто не поручал хранить электронные носители информации, - однако эти утверждения не «стыкуются», с тем, что по поводу хранения архивных документов, в том числе электронных, говорит закон «Об архивном деле»:
Федеральный закон от 22.10.2004 № 125-ФЗ (ред. от 11.02.2013) «Об архивном деле в Российской Федерации»

Статья 3. Основные понятия, применяемые в настоящем Федеральном законе

2) архивный документ - материальный носитель с зафиксированной на нем информацией, который имеет реквизиты, позволяющие его идентифицировать, и подлежит хранению в силу значимости указанных носителя и информации для граждан, общества и государства;

Статья 5. Состав Архивного фонда Российской Федерации

В состав Архивного фонда Российской Федерации входят находящиеся на территории Российской Федерации архивные документы независимо от источника их происхождения, времени и способа создания, вида носителя, форм собственности и места хранения, в том числе юридические акты, управленческая документация, документы, содержащие результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, градостроительная документация, кино-, фото-, видео- и фонодокументы, электронные и телеметрические документы, рукописи, рисунки, чертежи, дневники, переписка, мемуары, копии архивных документов на правах подлинников, а также архивные документы государственных организаций, находящихся в иностранных государствах.

Статья 6. Включение архивных документов в состав Архивного фонда Российской Федерации

6. Экспертизе ценности документов подлежат все документы на носителях любого вида, находящиеся в федеральной собственности, собственности субъекта Российской Федерации или муниципальной собственности. До проведения в установленном порядке экспертизы ценности документов уничтожение документов запрещается.
Таким образом, высказывания руководителя Росархива прямо противоречат положениям российского законодательства. Архивы обязаны хранить архивные документы на любых носителях. Отмечу, что в законе также нет положений, устанавливающих обязанность архивов хранить документы на бересте, глиняных дощечках, пергаменте, папирусах и бумаге. Может быть, Росархиву стоит проявить принципиальность и заодно отказаться от ответственности за сохранность информации и на этих носителях? :)

Кстати говоря, в «Положении о Федеральном архивном агентстве», утвержденном Постановлением Правительства РФ от 17 июня 2004 года № 290, в полномочиях Росархива вообще не упоминается о хранении каких бы то ни было документов!
Положение о Федеральном архивном агентстве (утв. Постановлением Правительства РФ от 17 июня 2004 года № 290)

1. Федеральное архивное агентство (Росархив) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по оказанию государственных услуг, управлению федеральным имуществом в сфере архивного дела.
Поскольку Андрей Николаевич Артизов сослался на то, что и в полномочия архивов не входит хранение электронных носителей, то я полюбопытствовала, что об этом говорится в уставах федеральных архивов:
Устав Федерального казенного учреждения «Российский государственный архив экономики» (утв. приказом Федерального архивного агентства №39 от 31 мая 2011 г., см. http://www.rusarchives.ru/federal/rgae/ustav.shtml )

2.1. Предметом и целями деятельности Архива являются:

2.1.1. Хранение и обеспечение сохранности документов Архивного фонда Российской Федерации и других архивных документов, поступивших в Архив.
Такая же формулировка содержится и в уставе Федерального казенного учреждения «Государственный архив Российской Федерации» (см.: http://www.statearchive.ru/399  ) В самом уставах говорится только о документах, а не о том, на каких видах носителей эти документы будут в архив переданы.

В законе явным образом сказано, что электронные документы входят в состав Архивного фонда страны, а при включении архивных документов в состав Архивного фонда экспертиза ценности документов проводится для документов на всех видах носителей.

Незнание российского законодательства не освобождает от ответственности за его неисполнение, а незнание руководителем отрасли профильного закона просто удручает.

Продолжение ответа А.Н.Артизова вообще вызывает недоумение. При чём тут создание новых видов носителей информации? Никому и в голову не придёт требовать этого от органа исполнительной власти, да ещё такого немощного в ИТ-отношении, как Росархив. Эти вопросы относятся к сфере науки и бизнеса, и именно бизнес ими занимается, вкладывая многомиллиардные инвестиции в соответствующие проекты. Министерства и агентства, однако, должны определять политику государства в «своих» сферах деятельности и, в частности, то, каким образом следует развивать и использовать информационные технологии в интересах обеспечения сохранности электронного документального и культурно-исторического наследия страны.

Что же касается разработки нового программного обеспечения, то здесь ключевые моменты кроются в деталях. Например, в статье руководителя проекта по созданию электронного архива штата Новый Южный Уэльс Касси Финдлей (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2014/03/blog-post_483.html  ) отмечается:
За это время были разработаны ключевые приложения, поддерживающие миграцию документов в электронное хранилище, в том числе создание дополнительных копий в ряде форматов для целей обеспечения долговременной сохранности и доступа; а также мощный инструмент поиска, поддерживающий полнотекстовой поиск по массиву документов, отображение метаданных документов и связи с имеющимися у нас сведениями об архивном контексте.

Оба эти приложения непрерывно развиваются и используются совместно с другими инструментами, которые мы применяем для решения конкретных задач, таких, как извлечение метаданных, идентификация файловых форматов и конверсия из одних форматов в другие. Они также используются совместно с ресурсами для документирования и повторного использования метаданных и принимаемых в интересах обеспечения долговременной сохранности решений, в виде реестра «путей миграции» (preservation pathways). Как и в предыдущих проектах разработки программного обеспечения, последние версии наших инструментов мы будем, по мере готовности, раскрывать как программное обеспечение с открытым исходным кодом на сайте GitHub.
Хочу также привести, для сравнения, позицию в отношении электронных документов руководителя архивной службы США Дэвида Ферьеро, которую он сформулировал еще в декабре 2009 года сразу после назначения на должность (практически одновременно А.Н.Артизов был назначен руководителем Росархива):
Доклад Дэвида Ферьеро в подкомитете по информационной политике, статистике и национальным архивам комитета Палаты представителей Конгресса США по надзору и реформе государственного управления 16 декабря 2009 года, на слушаниях по теме: «Исторический музей или агентство, обеспечивающее доступ к документам? Определение и выполнение миссии Национальных Архивов»

Мы должны также продолжать задумываться о том, в чём заключается наша работа в рамках «электронного правительства». Как Вы знаете, NARA в настоящее время развивает «Архив электронных документов» (Electronic Records Archives, ERA), - это система, разработанная с целью обеспечения долговременной сохранности и доступа к электронным документам постоянного срока хранения, которые NARA получает от органов исполнительной власти и президентских администраций.

Но наши обязанности в отношении электронных документов не ограничиваются созданием системы ERA. Нужно обеспечить, чтобы государственные органы были в состоянии управлять создаваемыми ими электронными документами; мы должны выявлять имеющие постоянную ценность электронные документы, где бы они ни были, собирать их, и делать их доступными в удобной форме настолько быстро, насколько это позволяет законодательство. Поэтому мы должны быть постоянно нацелены на поддержание программы управления электронными документами, которая учитывала бы интересы как создающих документы федеральных агентств, так и интересы других наших клиентов, рассчитывающих на непрерывный доступ к документам нашего правительства, вне зависимости от того, являются ли эти документы бумажными или электронными.
Обратите внимание на то, что эти слова были сказаны пять лет назад. А вот что четыре года тому назад говорил об электронных документах руководитель Росархива:
Доклад Руководителя Федерального архивного агентства А.Н. Артизова «О современном состоянии архивной отрасли и выборе оптимальной организационно-правовой формы государственных архивов Российской Федерации в свете предстоящей реорганизации учреждений бюджетной сферы» на VI заседании Совета по архивному делу при Федеральном архивном агентстве 12 мая 2010 года http://archives.ru/reporting/Artizov_120510.shtml

Ясно одно: мы обязаны быть активными участниками этого процесса, поскольку будущее архивов напрямую связано с внедрением информационных технологий и электронными документами. Мы должны аккуратно и последовательно предлагать свои услуги там, где действительно имеем классных специалистов и можем реально помочь внедрению электронного документооборота. На сегодня – это вопросы его нормативно-методического обеспечения, унификации и стандартизации традиционного делопроизводства, электронного документирования и электронного документооборота. Именно сюда мы будем направлять свои усилия.
Выводы делайте сами…

Ну а последнее утверждение А.Н.Артизова: «А самим что-то создать – это непосильная задача и пустое освоение бюджетных денег» прямо-таки провоцирует на неудобные для ведомства вопросы. Уж не имеет ли Андрей Николаевич в виду финансирование Росархивом НИОКРов по тематике электронных документов, которое ежегодно составляет несколько миллионов рублей – пока что без видимой пользы? Да и «непосильность» - не обязательно следствие сложности самой задачи…

Источник: сайт PCWeek / сайт РИА Новости / сайт Федерального архивного агентства
http://www.pcweek.ru/ecm/blog/ecm/6422.php
http://pressria.ru/pressclub/20140307/949056262.html
http://www.rusarchives.ru/

2 комментария:

  1. Нет возможности прочитать статью целиком.
    Скажу лишь, что вопрос поставлен не верно. Я так понимаю, что Ольга Звонарева хотела узнать, что делается для того, чтобы перевести весь архив с бумаги на электронные носители, но вопрос получился совершенно другого смысла. Руководитель РосАхрива понял его "как есть" и ответил соответствующе.
    "Какие задачи решались по вопросу долгосрочного хранения документов в электронном виде?" - в моем понимании этот вопрос касается не оцифровки, а именно долгосрочного хранения. И этот вопрос действительно РосАрхив не касается, так как контора пользуется лишь тем, что есть в наличии на рынке. И повлиять на этот рынок ни РосАрхив, ни Россия не может, потому что все IT-технологии разрабатываются не у нас.
    Все текущие носители имеют срок жизни. В добавок, стремительное их развитие, а так же развитие технологий, форматов, не дают возможности хранить информацию вечно. И как сказал руководитель РосАрхива, нет возможности постоянно перезаписывать в новые форматы и на новые носители. Это очень дорого и трудоемко.
    Архивы сейчас, как и 30 лет назад, пишутся на ленты. И не только у нас.

    Вопрос оцифровки и публичного доступа острый, но если была цель получить ответ именно на него, то и формировать сам вопрос нужно было по-другому.

    ОтветитьУдалить
  2. Ольгу Звонареву интересовал вопрос хранения в первую очередь изначально-электронных документов, и Андрей Николаевич Артизов прекрасно его понял. Думаю, мало кто из специалистов отрасли согласится с Вашим мнением, что Росархива этот вопрос не касается. Росархиву от этого вопроса никуда не спрятаться, поскольку электронные документы длительного и постоянного сроков хранения уже должны начать поступать на архивное хранение.

    Оцифрованные материалы, между прочим, тоже надо хранить (некоторые - длительно и постоянно), и на вопрос, как это делать, Росархив тоже пока не удосужился дать внятного ответа.

    ОтветитьУдалить