понедельник, 31 марта 2014 г.

Судебная практика: Размещение двумерного штрих-кода на лицевой стороне бумажного полиса обязательного медицинского страхования не нарушает права граждан


Не все наши граждане приветствуют введение современных информационных технологий при ведении различного вида учета населения. Борьба с электронными универсальными картами и различными базами данных ведется давно. На этот раз недовольство граждан вызвало решение о размещении на лицевой стороне бумажного полиса обязательного медицинского страхования двумерного штрих-кода.

В октябре 2013 года позиции сторон рассмотрел Верховный Суд Российской Федерации (решение № АКПИ13-854) и решил, что оспариваемое нормативное положение не нарушает права и законные интересы заявителей, не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу.

Суть спора

Группа из десяти граждан подала в Верховный Суд Российской Федерации иск о признании недействующим подпункта 3 пункта 23 «Правил обязательного медицинского страхования», утвержденных приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 28 февраля 2011 г. № 158н.
Для справки: Согласно подпункту 3 пункта 23 Правил, на лицевой стороне бумажного полиса размещается двумерный штрих-код, содержащий следующие сведения о застрахованном лице: номер полиса, фамилия, имя, отчество (при наличии), пол, дата рождения, место рождения, срок действия полиса.
Позиция граждан

Размещение двумерного штрих-кода на лицевой стороне бумажного полиса обязательного медицинского страхования противоречит пункту 2 статьи 2 федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

По мнению граждан, использование электронного идентификатора личности позволяет собирать информацию о человеке, в том числе о его состоянии здоровья, и осуществлять тотальный контроль за ним без его согласия, что является вмешательством в личную жизнь, противоречит статье 24 Конституции Российской Федерации и нарушает их конституционное право иметь религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Позиция  Министерства здравоохранения и  Министерства юстиции


Правила утверждены Минздравсоцразвития России в пределах предоставленных действующим законодательством полномочий, оспариваемое положение нормативного правового акта не противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, включая федеральные законы от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», от 29 ноября 2010 г. № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации».

Позиция Верховного Суда Российской Федерации

Закрепленное оспариваемой нормой положение, предусматривающее размещение в полисе персональных данных в открытом и зашифрованном виде и последующую их обработку, соответствует приведенным положениям закона и не может рассматриваться как нарушающее права заявителей на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Введение штрих-кода позволяет ускорить и упростить электронный документооборот в медицинских учреждениях, а также выступает в качестве средства защиты от изменений и искажений сведений, содержащихся в полисе ОМС.

Отказ застрахованного лица от получения универсальной электронной карты не освобождает его от необходимости получить полис обязательного медицинского страхования, поскольку для застрахованных лиц, не получающих универсальной электронной карты, единственным документом, удостоверяющим право застрахованного лица на бесплатное оказание медицинской помощи, является полис обязательного медицинского страхования.

В итоге Верховный Суд Российской Федерации гражданам в иске отказал.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=364589 

Комментариев нет:

Отправить комментарий