среда, 8 мая 2019 г.

Вопрос коллеги: Визуализация электронной подписи и электронный документ, часть 1


Мой ответ на вопрос о применении реквизита «отметка об электронной подписи» (см. http://rusrim.blogspot.com/2019/04/blog-post_47.html ) вызвал со стороны коллег ряд дополнительных интересных вопросов (см.: http://rusrim.blogspot.com/2019/04/blog-post_47.html?showComment=1556357430371#c6860070635958190831 ). Я ответила на них там, где они были заданы (в комментариях), но, как мне кажется, данные вопросы и ответы на них заслуживают публикации в виде отдельного поста.

Вопрос: Представление на экране или на бумаге электронного документа, подписанного электронной подписью, это копия этого электронного документа? Или это иная, неизвестная традиционному документоведению, сущность?


Ответ: С моей точки зрения, когда мы создаем на экране представление на основе целостных и аутентичных файлов исходного документа, мы имеем дело именно с представлением подлинника. Чтобы это представление было верным, помимо целостности и аутентичности файлов, нужны дополнительные гарантии. Мы должны доверять программно-аппаратной среде в том, что она верно отображает файлы соответствующего формата. Мы должны быть уверены в отсутствии в электронном файле опасных элементов типа встроенного кода, которые документ превращают по сути дела в программу, способную в разных условиях выдавать разный результат. Мы должны доверять своим криптосредствам и используемой PKI-инфраструктуре, и так далее.

Если все эти гарантии есть, мы можем, конечно, назвать представление на экране подлинником, – но как только файл будет «закрыт», это представление исчезнет. Если же его каким-то образом зафиксировать, возникнет уже копия.

С бумагой ситуация иная. Возможны три основных варианта

1) С точки зрения деловых процессов, практически одновременно создаются бумажный экземпляр документа, подписанный «мокрой подписью» подписанта, и электронный документ, подписанный его же электронной подписью. Их можно считать подлинными экземплярами одного и того же документа в различной форме, а если это кого-то смущает по идеологическим соображениям, можно называть один из них «дубликатом» - который также имеет статус подлинника.

2) Документ, скажем, в бумажной форме создается позже (с точки зрения деловых процессов – например, документ, созданный первым, уже был кому-то послан, пошёл «в работу» и т.п., т.е. ход деловых операций здесь важнее астрономического времени) – и подписывается подлинной подписью того же подписанта. Он будет иметь статус «дубликата» т.е повторно созданного подлинника. 

3) Документ в бумажной форме точно воспроизводит существенную информацию электронного документа, но не подписан тем лицом (лицами), которое создало электронный документ. Это копия, которая, в зависимости от наличия заверения, может быть простой, заверенной, нотариально заверенной, архивной.

В остальных случаях – это некий иной документ, непонятно как связанный с первоначальным.

Вопрос: Вне зависимости от ответа на этот вопрос - представление на экране или на бумаге электронного документа, подписанного электронной подписью, это документ или нет? Если документ, то отметка об электронной подписи - вполне себе реквизит. Если не документ, то о чём все Ваши рассуждения?

Ответ: Документом в смысле стандарта ГОСТ Р ИСО 15489-1-2019 можно считать почти что всё :) Однако представление на экране – всё-таки не документ, а представление документа, поскольку его невозможно сохранить (не создав копии). Сохранение во времени – существенный признак документа.

Реквизитом можно считать любой элемент оформления, например, смайлик.

Проблема с отметкой о подписи, во-первых, в том, что в «визуализациях» часто отсутствуют положенные элементы, делающие их подлинниками либо заверенными копиями; и, во-вторых, создается ложное представление о том, что отметка о подписи действительно присутствует в оригинале, а не создана задним числом. Беседы с коллегами показывают, что многие этого не понимают!

В ряде зарубежных стран, использующих визуализацию, существуют обязательные требования о том, что всякие штампы и отметки, которые отсутствуют в оригинале, должны четко отделяться от содержания документа. Наконец, в приличных странах требуют, чтобы подобного рода отметки динамически создавались программным обеспечением на стороне получателя документа при его открытии, «вытягивая» нужные сведения непосредственно из электронной подписи в подлинном электронном документе. Для сравнения: заверяющая надпись или штамп на копии документа в нашем бумажном делопроизводстве ставились таким образом, чтобы было очевидно – это не часть оригинала, а добавленный позднее элемент.

Отметку же a la Минкомсвязи любой школьник запросто «приляпает» к любому документу, а хоть как-то доверять ей можно (и то до первого конфуза!) лишь на свой страх и риск, скажем, при информационном взаимодействии в доверенной среде типа СМЭВ. В суде можно доказывать, что такая визуализация примерно равноценна бумажному факсу.

(Окончание следует, https://rusrim.blogspot.com/2019/05/2_9.html )

Комментариев нет:

Отправить комментарий