понедельник, 13 мая 2019 г.

Австралия: Действительно ли Национальные архивы «совершенно бесполезны» для серьезных научных исследований? Часть 1


Данная статья Стивена Истона (Stephen Easton – на фото) была опубликована 18 апреля 2019 года в австралийском журнале «Мандарин» (The Mandarin AU).

Профессор конституционного права Энн Твоми (Anne Twomey) полагает, что Национальные Архивы Австралии стали практически бесполезными для проведения серьезных научных и исторических исследований, отчасти потому, что они «испытывают хроническую нехватку финансирования», - а решения о предоставлении доступа к старым государственным документам принимаются слишком долго.

Национальные Архивы Австралии

Энн Твоми также считает, что принимаемые Национальными Архивами решения отражают усиливающуюся в государственном секторе (как и в других англосаксонских странах) «культуру секретности» - что, как заверил наше издание генеральный директор Национальных Архивов Дэвид Фрикер (David Fricker), совершенно не соответствует действительности.

«Дело обстоит как раз наоборот; и свою собственную деятельность я рассматриваю как противоядие от того рода предрассудков, в силу которых некоторые государственные чиновники склонны не раскрывать информацию», -  подчёркивает Дэвид Фрикер. «Все наши усилия нацелены на раскрытие информации».

Фрикер ссылается на статистические данные о работе его ведомства ( http://www.naa.gov.au/collection/search/access-examination-project.aspx ), показывающие, что оно выдает по запросам более 96% документов; и обращает внимание на то, что Архивы, располагающие ограниченными ресурсами, получают огромное количество запросов. Он твёрд в своём убеждении, что Архивы не становятся более скрытными умышленно.

Однако существует по крайней мере теоретическая возможность того, что усилившаяся склонность избегать рисков «просочилась» -таки в процессы принятия решений через рекомендации, которые Архивы запрашивают у других органов и учреждений государственного сектора в отношении конкретных сведений в конкретных документах, а также относительно того, не подпадают ли эти сведения под исключения из раскрытия.

Национальные Архивы приветствуют и активно поощряют запросы на доступ, однако они с трудом справляются с растущим спросом из-за нехватки ресурсов. И всё же в конце «туннеля» финансирования может появиться свет – в виде независимого аудита функциональных возможностей и эффективности деятельности ведомства, о котором недавно объявил бывший министр финансов Дэвид Тьюн (David Tune) (см. http://www.naa.gov.au/about-us/tune-review.aspx ), результаты которого станут известны после выборов (аудит планируется завершить в августе 2019 года – Н.Х.).

Ниже мы излагаем взгляды Энн Твоми и ответ Дэвида Фрикера.

Более медлительные и скрытные: точка зрения Энн Твоми

«Проблема ... заключается в том, что Национальные Архивы Австралии в настоящее время стали уже настолько недееспособными, что способны сейчас обслуживать лишь тех, кто изучает своё семейное древо и хочет узнать, что их прадядя Тед делал на войне», - сказала на этой неделе Твоми в ходе проходившего в здании Парламента круглого стола по поводу потенциальных возможностей для деятельности нового уполномоченного федерального органа по борьбе с коррупцией. «Они перестали выполнять функцию предоставления доступа ученым, историкам и прочим людям, которые хотят узнать о том, что правительства делали в прошлом».

Архивные государственные документы являются ключевыми первоисточниками для таких ученых, как Твоми, которая считается одним из ведущих экспертов страны по конституционным вопросам, таким как право баллотироваться в федеральный парламент или отставка Гоу Уитлэма (Gough Whitlam – 21-й премьер-министр Австралии, занимавший эту должность с 1972 по 1975 год и скандально отстраненный от должности представителем английской королевы - генерал-губернатором Австралии, должность которого считалась вроде бы символической. Англия, кстати говоря, до сих пор не хочет раскрывать дворцовые документы, имеющие отношение к этой неприглядной истории. – Н.Х.).

Конечно же, Твоми не одинока в желании получить доступ к архивным материалам; каждый может просмотреть каталог и бесплатно запросить документы, которые были приняты на архивное хранение 20 и более лет тому назад, и всё большее число людей это делает.

Профессор подчеркнула, что доступ к историческим государственным документам является «очень важным аспектом прозрачности», и именно поэтому она уверена, что её эмоциональная речь об архивах была вполне уместна в рамках мероприятия по улучшению целостности и подотчетности федерального правительства.

«Я говорю сейчас не о документах, касающихся текущих государственных вопросов; я понимаю, что для таких документов должны быть уровни секретности», - отметила она. «Однако доступ по-прежнему нам необходим – по причинам, связанным с историей и… чтобы австралийский народ мог понять, как работает национальная система государственного управления. Нам необходимо иметь доступ к государственным документам из прошлого, которые показывают, что именно произошло ».

По закону Архивы обязаны принять решение в течение 90 дней - после чего заявитель вправе подать апелляцию, так же как и в случае отказа в доступе – но, по словам Твоми, она никогда не видела, чтобы этот срок соблюдался. «Я пока ещё ни разу не получала документы, решение о раскрытии которых было бы принято в течение 90 дней».

В одном случае Архивы открыли для нее доступ к документу лишь в марте этого года, спустя более чем семь лет после того, как она его запросила во время проведения исследований для своей книги «Завуалированный скипетр» (The Veiled Sceptre, https://www.cambridge.org/core/books/veiled-sceptre/E6C6B2D0F14EA359BDD52F7F9C0D1D73 ), опубликованной в 2018 году.

«Теперь Вас уже не удивит, когда Вы узнаете, что книга была написана, опубликована, на неё появились рецензии ... и лишь теперь они, наконец, открывают мне доступ к делам, которые стали совершенно ненужными и бесполезными, потому что уже слишком поздно», - сказала Твоми.

«Это просто трагично, потому что теперь мне придётся сказать своим студентам, готовящим диссертации для получения различных научных степеней – магистров, кандидатов наук и т.п., что при подготовке диссертаций им нельзя рассчитывать на своевременный доступ к документам из Национальных Архивов. Это трагедия для науки в нашей стране, это трагедия для истории, это трагедия для прозрачности государственного управления».

По мнению Твоми, эти проблемы-близнецы постепенно обострялись в течение последних 10-15 лет. Она привела ряд примеров, где, по её мнению, доступ к документам был необоснованно заблокирован – при этом она имеет достаточную квалификацию для того, чтобы понимать правовые нормы о том, что должно быть раскрыто, а что сохранено в тайне.

Твоми, высокоуважаемый ученый и давний клиент Национальных Архивов, отметила, что документы сейчас чаще, чем в прошлом, раскрываются лишь частично - обычно это означает, что хранители документов «выпотрошили из дел всё, что представляет интерес, и оставили Вам одну лишь административную переписку», - либо доступ к ним полностью блокируется.

«И причины отказа в доступе всё чаще называются смехотворно нелепые», - добавила она, перечисляя список дел из 1950-х, 1960-х и 1970-х годов, которые ей не позволили читать.

Ссылаясь на недавние истории с имеющими двойное гражданство политиками, чьё право быть избранными в федеральный парламент было поставлено под сомнение, профессор сообщила о том, что выявила государственные документы, касавшиеся «многих десятков» подобных дел начиная аж с 1953 года, но ей не разрешают их читать.

Твоми сказала, что «В качестве официальной причины было названо то, что эти дела содержали советы адвоката; однако если Вы посмотрите на законодательство, то оно говорит, что исключение из раскрытия на основании адвокатской тайны не является абсолютным, и что к документам должен быть предоставлен доступ, если только их раскрытие не противоречит общественным интересам».

«Так чем же раскрытие содержащейся в этих делах информации противоречит интересам общественности?»

«Итак, сотрудник Национальных Архива… проводивший внутреннюю проверку, поскольку я подала апелляцию, решил, что раскрытие этих материалов противоречит общественным интересам ввиду того, что их публикация может «привести к предвзятости правовой позиции австралийского Содружества в случае будущих судебных разбирательств» - я не шучу!».

«Можно подумать, что заместитель министра юстиции, защищающий позицию государства в судебных процессах (solicitor-general) реально связан тем, что кто-то в 1963 году сказал в отношении раздела конституции, который с тех пор трижды заново интерпретировался Верховным судом (High Court). Это совершенно нелепо и бессмысленно, на что я и указала в своей апелляции».

Особое раздражение у Твоми вызвал один конкретный случай, когда она запросила дело, которое в каталоге было обозначено как относящееся к 1993 году – давностью куда 20 лет (т.е. по закону документы по умолчанию подлежали раскрытию – Н.Х.) – однако ей было заявлено, что в деле не было документов, достаточно старых для того чтобы быть раскрытыми. Дело, по её словам, вскоре после этого «загадочным образом исчезло» из каталога и «полностью прекратило своё существование» в документной системе.

Исходя их комментариев генерального директора Национальных Архивов, возможно, что это была ошибочная запись в каталоге, возникшая из-за технической ошибки, сделанной много лет назад в одном из ведомств – вроде, например, папки, которая осталась пустой или, может быть, была наполнена новыми документами спустя годы после создания дела. Но то, как происходил весь процесс, и отсутствие внятных объяснения только усилили впечатление о том, что информация скрывается.

«Как мне представляется, мы здесь имеем дело с культурой секретности, где Национальные Архивы считают, что их роль заключается в том, чтобы не позволить людям получить информацию о правительстве и его поведении», - сказала Твоми. «И с моей точки зрения, я считаю, что это чрезвычайно серьезная проблема, когда речь заходит о прозрачности деятельности правительства».

По мнению Твоми, федеральные архивисты «явно не располагают достаточным финансированием для того, чтобы на деле выполнять свои функции, и это серьезная, очень серьезная проблема». «Это сочетание отсутствия финансирования и крайней паранойи в плане секретности и предотвращения раскрытия информации является скверным, и, как мне кажется, оба эти фактора возникли сравнительно недавно, за последние 10-15 лет», - подчеркнула она.

(Окончание следует, см. https://rusrim.blogspot.com/2019/05/2.html )

Стивен Истон (Stephen Easton)

Источник: издание «The Mandarin AU»
https://www.themandarin.com.au/107445-anne-twomey-national-archives-now-completely-dysfunctional-for-serious-scholars/

Комментариев нет:

Отправить комментарий