вторник, 14 мая 2019 г.

Австралия: Действительно ли Национальные архивы «совершенно бесполезны» для серьезных научных исследований? Часть 2


(Окончание, начало см. http://rusrim.blogspot.com/2019/05/1.html )

Проблемы есть, но статистика за нас: точка зрения Фрикера

Генеральный директор Национальных Архивов Австралии Дэвид Фрикер (David Fricker), в свою очередь, сказал, что понимает недовольство профессора Энн Твоми (Anne Twomey) и согласен, что некоторые решения принимались слишком долго. Однако он не согласен с тем, что в Национальных Архивах существует культура секретности.

«Мы выступаем за раскрытие информации», - сообщил он нашему изданию «Мандарин» (The Mandarin). В то время, как Закон об архивах (Archives Act) обязывает его обеспечить конфиденциальность определенных видов информации, Национальные Архивы, по словам Фрикера, сосредотачивают внимание на ценности для общественности тех материалов, которые они раскрывают, а не на тех, которые они пока что «придерживают». «Такова философия, которой мы придерживаемся в своей работе».

«Если уж говорить о тенденциях, то это растущее количество получаемых нами запросов на доступ к документам, в… условиях, когда численность наших сотрудников сокращается, а бюджет урезается», - добавил он.

«Я считаю, что именно из-за этого возникает запаздывание в исполнении запросов и, к сожалению, всё это ведёт к длительному ожиданию в более сложных случаях».

«Результаты рассмотрения запросов на доступ, поданных в течение определённого финансового года, по состоянию на 31 декабря 2018 года», с сайта Национальных Архивов Австралии ( http://www.naa.gov.au/collection/search/access-examination-project.aspx ). Зелёным цветом отмечены запросы, исполненные полностью; синим – случаи, когда часть документов была изъята; серым – запросы, в которых было полностью отказано; оранжевым – случаи, в которых раскрытие документов было приостановлено до получения согласия заинтересованных государственных органов; сиреневым – отмененные запросы; чёрным – пока ещё не обработанные запросы. – Н.Х.

Фрикер отметил, что такие учёные, как Твоми, очень сильно поддерживают деятельность Архивов и их цели, поскольку именно они проделывают тяжелую работу по просеиванию материалов, их анализу, объяснению и живой подаче в работах по истории и в научных трудах.

Они также делают много запросов – всего каждый год обрабатывается от 40 до 50 тысяч запросов, и в последнее время около половины из них поступило всего лишь от четырех человек.

Мой комментарий: При всём уважении к Дэвиду Фрикеру и к автору статьи, я очень сильно сомневаюсь в том, что четверо упорных австралийских историков действительно подают в год по 5 тысяч запросов т.е. по 25 в каждый рабочий день (когда они документы-то читают и статьи пишут?). Однако, поскольку эта же информация повторена и на сайте Национальных Архивов, возникает мысль о махинациях со статистикой, когда запрос на группу дел считается не за один, а по количеству запрошенных дел! Для сравнения скажу, что, когда я в свои молодые годы работала в справочной группе архива, я в день выписывала порядка 100 дел.

Фрикер сказал, что данные «массовые заявители» это, как правило, «авторитетные историки, чьи запросы абсолютно обоснованы», и что они имеют полное право подавать столько запросов, сколько им хочется, - но отметил, что огромные списки их «хотелок» демонстрируют открытый, неограниченный характер системы, который подпитывает спрос.

Как сообщил пресс-секретарь ведомства, по состоянию на февраль 2019 года в Архивах на рассмотрении находились 24570 запросов от 1489 человек, из которых 12900 т.е. 52% поступили от четырех главных энтузиастов Архивов. Диаграмма за декабрь показывает аналогичную картину.

«Распределение заявок по группам заявителей, подавших определенное число заявок - по состоянию на 31 декабря 2018 года» с сайта Национальных Архивов Австралии ( http://www.naa.gov.au/collection/search/access-examination-project.aspx ). Оранжевым цветом выделена группа из 1457 заявителей, подавших до 25 заявок, синим (85 человек) – от 25 до 99, фиолетовым (17 человек) – от100 до 999, зелёным (4 человека) – 1000 и более – Н.Х.

«Завалы необработанных запросов фактически являются результатом того, что спрос превышает наши возможности по его удовлетворению», - сказал генеральный директор.

По словам Фрикера, статистика подтверждает его мнение о том, что у Архивов в целом «нет тенденции отказывать в доступе», но отмечает, что «не все сведения перестают быть чувствительными через 20 лет», и что есть уважительные причины для предусмотренных законом исключений.

«По закону мы обязаны должным образом учитывать возможность наличия в документах всё ещё секретных / конфиденциальных сведений и исключать из раскрытия документы, содержащие такие сведения, и в моем ведомстве это делается не по чьей-либо прихоти. Дело не в том, что я любитель секретности – мы просто добросовестно применяет все эти очень конкретные исключения, предусмотренные законом».

Фрикер согласен с тем, что есть существенные завалы необработанных в срок запросов, и видит как приятную, так и болезненную стороны растущего спроса на услуги архива. Главный хранитель документов рад тому, что любительская генеалогия становится популярным хобби, и что всё большее число людей просят дать им взглянуть на старые документы – это «значительная часть» всех запросов - но признает, что Архивы с трудом справляются с нагрузкой.

«Спрос на документы ... Полагаю, это замечательно, потому что это государственные документы, а функция Архивов заключается в том, чтобы делать эти документы доступными для общественности, поэтому я приветствую рост общественного интереса, однако нам очень сложно идти в ногу с этим спросом».

В самом начале своего заявления по поводу предстоящего аудита эффективности его работы ведомство доступным языком объясняет свою проблему финансирования для партии (какой бы она ни была), которая сформирует следующее правительство (см. http://www.naa.gov.au/about-us/tune-review.aspx ):
«Уже в течение нескольких лет Национальные Архивы сталкиваются со многими проблемами в результате ужесточения налогово-бюджетных условий и растущего спроса общественности на наши услуги. Сокращение бюджета и штата негативно влияют на нашу способность выполнять нашу фундаментальную миссию по защите, обеспечению сохранности, поддержанию и обеспечению доступности аутентичных и важных документов, отражающих решения и действия правительства, обеспечивая одновременно высокие стандарты оказания услуг, соответствия которым все австралийцы должны ожидать от своих Национальных Архивов».
Ведомство предприняло ряд организационных мер, направленных на то, чтобы попытаться ликвидировать отставание, включая создание в 2013 году специальной рабочей группы, финансирование которой прекратилось в конце 2015 года.

Национальные Архивы также пытались добиться изменений в законодательстве, которые помогли бы им справиться со спросом. На статистической странице сайта Национальных Архивов ( http://www.naa.gov.au/collection/search/access-examination-project.aspx ) названы некоторые из них, которые вступят в силу в ближайшие дни, в том числе установление новых ограничений для заявителей и понижение ожиданий. Архивы также пытались использовать новые технологии для того, чтобы делать больше с меньшими затратами, однако ясно, что финансирование и кадровое обеспечение снизились практически до предельно возможного уровня.

По словам Фрикера, «у нас нет растущей предвзятости в сторону большей скрытности», и это подтверждается количеством раскрытых старых документов разведывательного ведомства ASIO (Australian Security Intelligence Organisation).

Он также обращает внимание на то, что, хотя у него есть власть над документами, его ведомство не принимает решений в вакууме.

«Чтобы должным образом оценить степень чувствительности информации, я консультируюсь, потому что я не эксперт по каждому конкретному правовому вопросу, проблеме в международных отношениям или чем-либо ещё. Мы действительно обращаемся к государственным органам и учреждениям за консультациями, чтобы убедиться, что я полностью осознал потенциальный вред, который может быть нанесен в результате раскрытия документов», - пояснил Фрикер.

«Процесс консультация также увеличивает время обработки запросов… и если какой-то запрос застревает на семь лет, я готов признать, что это, вероятнее всего, происходит потому, что мы перенаправили запрос куда-либо за пределы Архивов на консультацию или согласование, а затем вследствие наших кадровых проблем или по иной причине упустили его из виду.»

«Поэтому я не собираюсь отрицать, что факты имели место; и я действительно полон решимости разобраться с теми проблемами с обработкой запросов, которые у нас есть, - но у нас нет абсолютно никаких намерений стать более скрытными или изымать из раскрытия больше информации».

Стивен Истон (Stephen Easton)

Мой комментарий: Картина знакомая – доступ к архивной информации (и, в том числе, процесс рассекречивания) часто затруднён по причине банальной нехватки людей, денег и современных технологий и методов работы, - а пользователи архивов склонны в этом видеть подтверждение разнообразных «теорий заговора»… Впрочем, архивисты тоже далеко не всегда «белые и пушистые» - в жизни встречаются и коррупция, и самоуправство, и элементарное неумение и нежелание работать профессионально и эффективно.

Я вижу только один путь в «светлое архивное будущее». Архивы должны найти своё место в государстве и обществе 21-го века, стать необходимыми и незаменимыми в рамках самых престижных государственных программ – для чего неизбежно придётся освоить много нового и взвалить на себя дополнительные обязанности, со временем получив взамен достойный статус, финансирование и ресурсы. В той же далеко не бедной Австралии никому из принимающих решения лиц не интересны архивы как свалка отработанной и мало кем востребованной информации – отсюда и хронические проблемы с кадрами и деньгами.

Источник: издание «The Mandarin AU»
https://www.themandarin.com.au/107445-anne-twomey-national-archives-now-completely-dysfunctional-for-serious-scholars/

Комментариев нет:

Отправить комментарий