суббота, 21 сентября 2019 г.

Судебная практика: Уничтожение электронной переписки


Утечки личной электронной переписки, к сожалению, стали привычной частью нашей жизни. С моей точки зрения, в нашем законодательстве вопрос о защите нарушенных прав граждан проработан недостаточно. 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в апреле 2017 года вынесла решение по делу № 33-11364/2017 в котором гражданин предъявлял претензии к средству массовой информации и журналистам, которые при подготовке затрагивающей его профессиональную детальность публикации использовали украденную у гражданина и размещенную в открытом доступе электронную переписку - и обратились лично к нему с просьбой прокомментировать эту переписку.

Суть спора

Гражданин обратился в суд с иском к АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета»» и двум гражданам о пресечении действий, нарушающих его права, обязании уничтожить документы, взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований он указал, что в распоряжении граждан находятся электронные сообщения, созданные и направленные им, а также адресованные ему и полученные им с помощью информационно-телекоммуникационных сетей.

Ссылаясь на то, что данная переписка носит личный характер и не передавалась им ответчикам, гражданин просил суд обязать их в течение 7 дней со дня вступления решения в законную силу уничтожить имеющиеся у них документы (в том числе электронные), содержащие электронные сообщения, написанные от его имени или адресованные ему, а также обязать уничтожить любую иную имеющуюся у ответчиков информацию о таких электронных сообщениях; и взыскать с корреспондентов компенсацию морального вреда.

Позиция Басманного районного суда города Москвы

Суд отметил, что согласно ч.1 ст.152.2 Гражданского кодекса РФ, если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни.

Не являются нарушением этих правил сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле.
Для справки: В силу п.8 ч.1 ст.6 федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», обработка персональных данных должна осуществляться с соблюдением принципов и правил, предусмотренных настоящим федеральным законом. Обработка персональных данных, в частности, допускается в случае если она необходима для осуществления профессиональной деятельности журналиста и (или) законной деятельности средства массовой информации либо научной, литературной или иной творческой деятельности при условии, что при этом не нарушаются права и законные интересы субъекта персональных данных.
Судом первой инстанции было установлено, что постановлением помощника прокурора гражданин был признан потерпевшим по уголовному делу, возбужденному в отношении неизвестных лиц по п.2 ч.2 ст.208 УК Республики (название вымарано) в связи с размещением на интернет-сайте его служебной переписки.

В судебном заседании гражданин пояснил, что ответчики при проведении интервью предоставили ему находящиеся в их распоряжении документы и файлы, содержащие его личную переписку, которая им лично никому не передавалась. Также ответчики сообщили ему о том, что переписка находится в общем доступе и размещена на интернет-сайте, однако, после осмотра данного сайта какой-либо переписки он не обнаружил, что и было зафиксировано в протоколе осмотра.

Представитель «Новой газеты» в судебном заседании пояснил, что служебная и личная переписка гражданина были размещена третьими лицами в открытом доступе в сети интернет на сайте, однако доказательств, подтверждающих факт наличия в распоряжении ответчика указанных сведений, гражданином не было представлено. Поскольку истец был признан потерпевшим по уголовному делу, то данные сведения имеются во всеобщем доступе, и удовлетворение заявленных требований не восстановит положение, существовавшее до предполагаемого нарушения.

Также представитель ответчика пояснил, что гражданином не конкретизировано, какие именно сведения, за какой период он просит обязать уничтожить, в связи с чем полагал, что ответчиками права истца не нарушены.

Ответчик-физическое лицо в судебном заседании пояснил, что с целью выполнения редакционного задания и подготовки материала совместно со вторым ответчиком он обратился к гражданину с просьбой об интервью, предоставив гражданину его переписку, которая была размещена в открытом доступе. Никакого несанкционированного доступа к личной переписке гражданина ответчиками не осуществлялось.

Нотариусом г. Москвы был произведен осмотр информации в Интернете, в результате которого была обнаружена переписка с двух электронных адресов и адресованная на указанные адреса.

Нотариусом Соединенного Королевства был произведен осмотр сайта, с которого путем нескольких переадресаций были скачаны файлы, указанные файлы были записаны на приложенный к протоколу диск.

В судебном заседании был произведен осмотр вышеуказанного диска, на котором находилась переписка.

Позже нотариусом г. Москвы вновь произведен осмотр сайта, в результате которого было установлено, что файлы переписки гражданина не существуют.

Также в ходе судебного заседания судом был произведен осмотр сайта со ссылками на переписку, в результате осмотра указанных файлов было обнаружено, что данные файлы больше не существуют.

При принятии решения суд исходил из того, что спорные сведения были размещены в сети Интернет в открытом доступе, что подтверждается протоколами осмотров сайта, произведенных нотариусом г. Москвы и нотариусом Соединенного Королевства. Факт размещения ссылок на файловые архивы, содержащие переписку истца, подтверждается постановлением о признании его потерпевшим по возбужденному уголовному делу. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что гражданином был  избран ненадлежащий способ защиты права, а возложение на ответчиков обязанности уничтожить имеющиеся у них документы, в том числе электронные, содержащие электронные сообщения, написанные от его имени или адресованные ему, а также обязать уничтожить любую иную имеющуюся у ответчиков информацию о таких электронных сообщениях не восстановит положение, существовавшее до размещения его переписки в сети Интернет.

Каких-либо доказательств, подтверждающих факт нахождения в распоряжении ответчиков документов, в том числе электронных, содержащих электронные сообщения, написанные от имени гражданина или адресованные ему, с указанием конкретных реквизитов документов и сообщений, истцом суду не представлено.

Суд пришел к выводу о том, что ответчиками не было нарушено право гражданина на тайну переписки, так как переписка была распространена в телекоммуникационной сети интернет неизвестными лицами, а п.8 ч.1 ст.6 федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» позволяет ответчикам, являющимся журналистами, и ответчику «Новая газета», являющемуся средством массовой информации, осуществлять обработку персональных данных.

При таких обстоятельствах суд не установил правовых оснований для возложения на ответчиков гражданско-правовой ответственности и обязанности в течение 7 дней со дня вступления решения в законную силу уничтожить имеющиеся у них документы, в том числе электронные, содержащие электронные сообщения, написанные от имени истца или адресованные ему, а также обязанности уничтожить любую иную имеющуюся у ответчиков информацию о таких электронных сообщениях.

Поскольку доказательств, подтверждающих нарушение ответчиками личных неимущественных прав гражданина, либо совершение ответчиками иных действий, посягающих на принадлежащие истцу нематериальные блага, суду не представлено, суд не установил предусмотренных ст. 151 Гражданского кодекса РФ оснований для взыскания в пользу гражданина компенсации морального вреда.

Решением Басманного районного суда города Москвы в январе 2017 года в удовлетворении исковых требований гражданина к АНО Редакционно-издательский дом «Новая газета», двум журналистам о пресечении действий, нарушающих права гражданина, обязании уничтожить документы, взыскании компенсации морального вреда было отказано.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в апреле 2017 года отметила, что, несмотря на отсутствие на момент рассмотрения настоящего спора на сайте информации об электронных сообщениях, исходящих от гражданина и адресованных ему, в материалах дела имеются доказательства, подтверждающие доводы ответчиков о том, что ранее информация, содержащая его переписку, в сети Интернет имелась, была общедоступной.

Судебная коллегия оставила без изменения решение Басманного районного суда города Москвы, а апелляционную жалобу гражданина - без удовлетворения.

Мой комментарий: Суд, с моей точки зрения, не разобрался в вопросе о том, что законодательство РФ понимает под общедоступными данными – это, согласно закону о персональных данных, вовсе не любые данные, в том числе краденые, к которым технически может получить доступ любой желающий (точно так же, как выкладывание в интернете краденого произведения не даёт всем желающим право его использовать) – хотя, надо признать, российскому законодательству в этом отношении недостаёт четкости и согласованности. Сравните сами положения двух ключевых законов:
Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 18.03.2019) "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"

Статья 6. Обладатель информации

1. Обладателем информации может быть гражданин (физическое лицо), юридическое лицо, Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование.

3. Обладатель информации, если иное не предусмотрено федеральными законами, вправе:

1) разрешать или ограничивать доступ к информации, определять порядок и условия такого доступа;

2) использовать информацию, в том числе распространять ее, по своему усмотрению;

3) передавать информацию другим лицам по договору или на ином установленном законом основании;

4) защищать установленными законом способами свои права в случае незаконного получения информации или ее незаконного использования иными лицами;

5) осуществлять иные действия с информацией или разрешать осуществление таких действий.

Статья 7. Общедоступная информация

1. К общедоступной информации относятся общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен.

2. Общедоступная информация может использоваться любыми лицами по их усмотрению при соблюдении установленных федеральными законами ограничений в отношении распространения такой информации.

3. Обладатель информации, ставшей общедоступной по его решению, вправе требовать от лиц, распространяющих такую информацию, указывать себя в качестве источника такой информации.

4. Информация, размещаемая ее обладателями в сети "Интернет" в формате, допускающем автоматизированную обработку без предварительных изменений человеком в целях повторного ее использования, является общедоступной информацией, размещаемой в форме открытых данных.

5. Информация в форме открытых данных размещается в сети "Интернет" с учетом требований законодательства Российской Федерации о государственной тайне. В случае, если размещение информации в форме открытых данных может привести к распространению сведений, составляющих государственную тайну, размещение указанной информации в форме открытых данных должно быть прекращено по требованию органа, наделенного полномочиями по распоряжению такими сведениями.

6. В случае, если размещение информации в форме открытых данных может повлечь за собой нарушение прав обладателей информации, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами, или нарушение прав субъектов персональных данных, размещение указанной информации в форме открытых данных должно быть прекращено по решению суда. В случае, если размещение информации в форме открытых данных осуществляется с нарушением требований Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ "О персональных данных", размещение информации в форме открытых данных должно быть приостановлено или прекращено по требованию уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных.

Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 31.12.2017) "О персональных данных"

Статья 8. Общедоступные источники персональных данных

1. В целях информационного обеспечения могут создаваться общедоступные источники персональных данных (в том числе справочники, адресные книги). В общедоступные источники персональных данных с письменного согласия субъекта персональных данных могут включаться его фамилия, имя, отчество, год и место рождения, адрес, абонентский номер, сведения о профессии и иные персональные данные, сообщаемые субъектом персональных данных.

2. Сведения о субъекте персональных данных должны быть в любое время исключены из общедоступных источников персональных данных по требованию субъекта персональных данных либо по решению суда или иных уполномоченных государственных органов.

Статья 10. Специальные категории персональных данных

1. Обработка специальных категорий персональных данных, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни, не допускается, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи.

2. Обработка указанных в части 1 настоящей статьи специальных категорий персональных данных допускается в случаях, если:

2) персональные данные сделаны общедоступными субъектом персональных данных;
Закон о персональных данных в ряде мест говорит о том, что информация делается общедоступной по решению и с согласия субъекта персональных данных. В данном случае владелец информации не давал согласие на ее публичное размещение. Позиция суда фактически позволяет украсть данные, разместить ее где-либо анонимно, а потом использовать везде, где только заблагорассудится, на том основании, что данные якобы стали «публичными».

Суду стоило бы выяснить, знали ли журналисты о том, что данные были украдены, когда использовали их при проведении интервью (думаю, ответ на этот вопрос очевиден). Что касается права на обработку данных журналистами, то суду – как это делают в других странах, в том числе в Великобритании – следовало определить, представляли ли содержащиеся в переписке сведения достаточный общественный интерес для того, чтобы оправдать нарушение права гражданина на неприкосновенность его частной жизни. Тогда суд мог бы принять взвешенное решение на основе баланса интересов частного лица и общества.

Заявление суда о том, что требование уничтожить незаконно полученные персональные данные ничего не поменяет, смехотворно и говорит о непрофессионализме судей. Как минимум, суд вполне мог запретить газете и её журналистам любую дальнейшую обработку и распространение этих данных!

Пресса однозначно поняла решение суда – частную переписку, неправомерно выложенную в интернете третьими лицами, использовать можно:
Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=MARB;n=1244762

Комментариев нет:

Отправить комментарий