понедельник, 21 октября 2013 г.

Арбитражная практика: Вправе ли Федеральная антимонопольная служба оштрафовать организацию за уничтожение личных записей и черновиков сотрудника? Часть I


Нечасто в арбитражной практике встречаются судебные решения, настолько богатые в плане освещения связанных с делопроизводством и архивным делом вопросов, как дело № А19-14668/2011, которое в ноябре 2011 года начал рассматривать арбитражный суд Иркутской области. Делу пришлось пройти два круга рассмотрения, и окончательное решение по нему было принято лишь в феврале 2013 года.

Суды всех инстанций рассматривали следующие вопросы:
  • По каким критериям можно отделить личные записи и черновики сотрудника от официальных документов организации, которые она должна была представить по требованию контролирующего органа?

  • На основе каких законодательных и нормативных документов устанавливаются сроки хранения документов, и какие документы должны иметься у общества, вне зависимости от того, что их копии были уничтожены?

  • Сроки действия Перечней типовых управленческих документов 2000 и 2010 годов, а также каким образом следовало устанавливать сроки хранения в период, когда один Перечень уже утратил силу, а другой (из-за нарушения порядка его официального опубликования) ещё не вступил в силу.
Суть спора

В феврале 2011 года инспекцией Федеральной антимонопольной службы (ФАС России) была проведена внеплановая выездная проверка ОАО «Саянскхимпласт» по контролю за соблюдением антимонопольного законодательства, включавшая:
  • Оценку документов и информации проверяемого лица, в том числе документов и информации в электронной форме;

  • Осмотр территорий, помещений, документов и предметов проверяемого лица с производством при осуществлении осмотра фотосъемки и видеозаписи;

  • Получение объяснений.
В результате осмотра территорий, помещений, документов общества были обнаружены документы, указывающие на признаки нарушения антимонопольного законодательства.

Федеральная антимонопольная служба России затребовала у общества заверенные надлежащим образом документы и материалы. Требование содержало около ста пунктов, в которых были перечислены как отдельные виды документов (например, «протоколы совещаний ОАО «Саянскхимпласт» с 1 января 2007 по настоящее время»), так и  конкретные документы общества (например, «служебная записка и.о. начальника отдела продаж от 01.07.2009 на 1л.»).

В феврале 2011 года общество представило в антимонопольный орган только часть документов:
  • Переписка была представлена только за 2011 год. Общество объяснило, что «переписка за предшествующий период отсутствует в связи с ограниченным сроком хранения»;

  • Были представлены протоколы совещаний ОАО «Саянскхимпласт» за 2011 год. Общество опять разъяснило, что «за предшествующий период документы отсутствуют в связи с ограниченным сроком хранения».
В связи с тем, что общество так и не представило в антимонопольный орган часть истребованных документов, оно было привлечено к административной ответственности, предусмотренной частью 5 статьей 19.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КоАП), в виде штрафа в размере 300 тысяч рублей.

Общество не согласилось с наказанием и обратилось в арбитражный суд.
Для справки: Частью 5 статьи 19.8 КоАП предусмотрена административная ответственность за непредставление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган сведений (информации), предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации, в том числе непредставление сведений (информации) по требованию указанных органов, за исключением случаев, предусмотренных частями 3 и 4 настоящей статьи, а равно представление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган заведомо недостоверных сведений (информации). Наказание предусматривает наложение административного штрафа на граждан в размере от 1500 до 2500 рублей; на должностных лиц - от 10 до 15 тысяч рублей; на юридических лиц - от 300 до 500 тысяч рублей.
Позиция ОАО «Саянскхимпласт»

В отношении ряда непредставленных документов, перечисленных в требовании антимонопольного органа, общество сообщило, что это не документы, а личные записи и черновики сотрудника общества, в связи с чем у организации такие документы отсутствуют и предоставить заверенные копии этих документов общество не имеет возможности.

Общество представило объяснительную записку начальника Коммерческого управления, в которой он пояснил:
  • Обнаруженные проверяющими в его кабинете материалы являлись личными копиями, записками и черновиками;

  • Копии приказов и протоколов были с истекшим сроком хранения, поэтому в архиве предприятия и у других работников данные документы отсутствуют;

  • Ни одного официального документа (оригинала) начальник Коммерческого управления не хранил и ни одного оригинала материала, указанного проверяющими в описи и включенного в требование, у него обнаружено не было;

  • Планы, прогнозы продаж готовой продукции и цен на готовую продукцию, комментарии к данным прогнозам, анализы и комментарии продаж готовой продукции, маркетинговые исследования о положении Общества в отрасли с 2004 по 2010 года составлялись лично начальником коммерческого управления для изучения рынка данной продукции в частном порядке и для личного использования, и с  вышестоящим руководством не обсуждались и не согласовывались;

  • Копии Приказов, сопроводительного письма с регламентом продаж и приложение к договору за 2006 год сразу же после их обнаружения проверяющими в его документах были переданы в юридический отдел;

  • Остальные обнаруженные проверяющими копии документов и материалы (черновики, записки, проекты документов) и указанные ими в требовании о предоставлении сразу же после ухода проверяющих были уничтожены сотрудником с использованием специальной техники, поскольку он находился в взволнованном стрессовом состоянии, вызванном внезапным появлением проверяющих и их угрожающим видом;

  • В связи с произошедшим представить указанные материалы, за исключением переданных в юридический отдел, сотрудник не мог по объективной причине.
Объяснительная записка оператора отдела по связям с общественностью содержала не менее удивительное повествование, поясняющие, почему организация не может представить видеозапись, проведенную при осмотре помещений управления общества сотрудниками ФАС. По словам оператора, «ввиду срочности задания он был вынужден использовать для ведения записи свою личную кассету мини - DV марки «Panasonic», которая оказалась бракованной. В результате запись не получилась».

Общество утверждало, что в результате фактически сложившихся обстоятельств оно по объективным причинам не имело возможности исполнить требование ФАС России о предоставлении надлежащим образом заверенных копий части затребованных документов (информации) и материалов видеосъемки.

Позиция Арбитражного суда Иркутской области

Суд счел необходимым отметить, что все затребованные антимонопольным органом у заявителя документы (информация) были скопированы сотрудниками Управления, проводившими выездную проверку, с использованием цифровой фотокамеры и приобщены к протоколу осмотра территорий, помещений, документов и предметов.

Фотокопии затребованных антимонопольным органом документов были записаны на СD-RW диск, имеющийся в материалах дела об административном правонарушении, и его копия была приобщена судом к материалам дела.

В судебном заседании с согласия сторон исследовалась информация, сохраненная на СD-RW диске. В результате судом было установлено, что ни одного оригинала истребуемых документов при проведении проверки в кабинете у сотрудника проверяющими обнаружено не было.

В момент предъявления антимонопольным органом требования истребуемые документы (информация) были уничтожены начальником Коммерческого управления общества.

Из должностной инструкции начальника Коммерческого управления, утвержденной генеральным директором общества, и из номенклатуры дел Коммерческого управления следует, что хранение истребуемых и непредставленных обществом в антимонопольный орган документов не входило в должностные обязанности начальника Коммерческого управления. Документы, хранение которых входило в компетенцию начальника Коммерческого управления согласно должностной инструкции и номенклатуры дел, были представлены обществом в антимонопольный орган.

На этом основании суд сделал вывод о том, что «уничтожая копии документов и материалов (черновики, записки) начальник Коммерческого управления не нарушал своих должностных обязанностей. Напротив, его действия были направлены на соблюдение своих должностных обязанностей, установленных должностной инструкцией и номенклатурой дел».  После получения требования о предоставлении документов (информации) у общества уже не имелось возможности для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность и им объективно не могли быть приняты все зависящие от него меры по исполнению требования Управления.

Сообщение общества об отсутствии информации, по мнению суда, не может трактоваться административным органом как ее непредставление.

Суд пришел к выводу о том, что поскольку все необходимые документы (информация) были получены антимонопольным органом при проведении проверки в виде фотокопий, следовательно, в действиях общества отсутствует вина, а также объективная сторона вменяемого ему административного правонарушения. Не представив часть запрошенной информации в виду ее отсутствия, общество сообщило причины, объясняющие невозможность ее представления.

Также суд не увидел состава административного правонарушения в непредставлении «видеозаписи проведения антимонопольным органом выездной проверки общества, поскольку на момент предъявления требования указанная видеозапись у общества отсутствовала по причине брака использованной видеокассеты».

При этом суд подчеркнул, что при проведении выездной проверки Управление также производило видеосъемку всех своих действий по проверке общества (копия видеозаписи имеется в материалах дела об административном правонарушении), следовательно, видеозапись никаким образом не могла быть подтверждением нарушения обществом или его работниками антимонопольного законодательства.

В итоге суд признал незаконным и отменил полностью постановление Управления Федеральной антимонопольной службы о наложении штрафа на общество в размере 300 тысяч рублей.

Рассмотрение дела было продолжено в Четвертом арбитражном апелляционном суде в феврале 2012 года.

(Продолжение следует)

Мой комментарий: Здесь впору повторить классическое: «Да здравствует российский суд, самый гуманный суд в мире!» :) А вот, к примеру, законодательство США за такие «шалости» предусматривает наказание до 20 лет тюрьмы и до 5 миллионов долларов штрафа…

Источник: Официальный сайт Высшего арбитражного суда
http://ras.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий