суббота, 12 августа 2017 г.

Судебная практика: Пенсионный фонд обязали засчитать трудовой стаж на основании свидетельских показаний


Бесконечная и беспросветная пенсионная реформа не создает благоприятных условий для назначения достойной пенсии, но еще печальнее, когда достигшему пенсионного возраста гражданину отказывают в назначении пенсии из-за того, что он не может документально подтвердить свой трудовой стаж.

Чебоксарский районный суд Чувашской Республики вынес в апреле 2017 года решение по делу № 2-652/2017 в котором из-за утраты трудовой книжки работодателем принял в качестве доказательства свидетельские показании граждан, которые работали вместе с истцом и у которых стаж работы был документально подтвержден.

Суть спора

Гражданин обратился в Управление Пенсионного фонда (УПФР) в Чебоксарском районе Чувашской Республики с заявлением о назначении ему страховой пенсии по старости. В назначении ему было отказано по причине отсутствия необходимого страхового стажа. Пенсионный фонд не включил в страховой стаж следующие периоды работы:
  • в Волжском леспромхозе -  5 месяцев 12 дней;

  • в Ядринском Топсбыте - 3 года 5 месяцев 28 дней;

  • в предприятии «Кияна» - 2 месяца 12дней;

  • в предприятии «Береза» - 1 год 5 месяцев 14 дней.
Гражданин отметил, что указанными организациями документы в архив либо не сдавались, либо сдавались не полностью, поэтому сведения о его работе не сохранились. Гражданин просил обязать Пенсионный фонд включить данные периоды работы в страховой стаж, дающий право на пенсию по старости, назначив пенсию со дня обращения в пенсионный орган.

Позиция Чебоксарского районного суда Чувашской Республики

В судебном заседании гражданин сообщил, что работал вместе с двумя гражданами на одном и том же предприятии - «Ядринском топсбыте», где он работал грузчиком. В последующем название данного предприятия несколько раз менялось и оно превращалось то в предприятие по обеспечению топливом населения, то в малое предприятие «Кияна», то в товарищество «Эвия», то в общество «Береза». В последней организации ему не выдали трудовую книжку, поскольку её не нашли.
После смены собственников предприятий трудовая книжка по вине работодателя гражданина была утеряна, в связи с чем нет возможности подтвердить его трудовой стаж иначе, как показаниями свидетелей.

Суд установил, что, когда гражданину было отказано в назначении пенсии ввиду отсутствия требуемого страхового стажа, который на дату подачи заявления гражданина, по мнению Пенсионного Фонда, составлял 4 года 5 месяцев 17 дней при требуемом стаже 7 лет, в страховой стаж не были засчитаны спорные периоды работы.

Согласно архивной справке администрации Килемарского муниципального района Республики Марий Эл, гражданин был принят на нижний склад штабелевщиком древесины по 3 разряду, со сдельной оплатой труда. Впоследствии был уволен по собственному желанию. При этом, дата рождения гражданина в документах не была указана, других лиц с такой фамилией не было обнаружено.

Из ответа администрации следует, что документы постоянного хранения и по личному составу «Ядринского топсбыта», «Кияна», «Эвия», «Береза» на хранение в архив не поступали. Местонахождение этих документов архиву неизвестно.

В архивной справке БУ «Госархив современной истории Чувашской Республики» Минкультуры Чувашии было указано, что в документах архивного фонда ТОО «Эвия» в ведомостях начисления заработной платы работникам за 1992 г. имеются сведения о зарплате гражданина за апрель-май 1992 г. В приказах ТОО «Эвия» было записано, что он был принят на работу в качестве рабочего переводом с МП «Кияна» и уволен с работы по п. 4 ст. 33 КЗОТ РСФСР за прогул без уважительных причин. Ведомости начисления заработной платы работникам ТОО «Эвия» за январь-май 1992 г. на хранение в госархив не поступали. Документы Ядринского топсбыта, «Кияна», «Береза» на хранение в госархив не поступали.

В суде выступили два свидетеля, которые подтвердили факт работы истца в упомянутых организациях. Суду была представлена копия трудовой книжки одного их свидетелей, из которой видно, что в спорные периоды гражданин работал на тех же предприятиях: «Ядринском топсбыте», затем в предприятии по обеспечению топливом населению, в малом предприятии «Кияна», в товариществе «Эвия», в ТОО «Береза», т.е. в одно и то же время работал в тех же предприятиях, которые указывал истец.

Суд отметил, что у него нет оснований не верить пояснениям свидетелей, так как обстоятельств их заинтересованности не было установлено.

Суд пришел к выводу о том, что гражданин в спорные периоды, в одно и то же время работал на тех же предприятиях, где работал второй свидетель.

Суд подчеркнул, что определение и подтверждение занятости работой является прямой обязанностью работодателя и подтверждается документами предприятия. Ответственность за достоверность и объективность представленной информации несёт работодатель.

С учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 10 июля 2007 года N9-П, и того, что обязанность по представлению сведений индивидуального персонифицированного учёта лежит на работодателе, а по осуществлению контроля за выполнением работодателем данной обязанности – на органах Пенсионного фонда РФ, невыполнение ими указанных обязанностей не может ущемлять права работника на исчисление страхового стажа с учётом всех периодов работы, которые подтверждаются собранными данными. Невыполнение работодателем своей обязанности не может привести к ограничению права гражданина на пенсионное обеспечение.

Суд подчеркнул, что доводы Пенсионного фонда о том, что спорные периоды работы гражданина в указанных предприятиях не подтверждаются представленными в пенсионный орган документами, несостоятельны.

Поскольку работа гражданина в спорные периоды подтверждена иными письменными доказательствами, а также показаниями свидетелей, невыполнение работодателями обязанностей по предоставлению в пенсионный орган сведений об индивидуальном учёте, при том, что работодатели гражданина: «Волжский леспромхоз», «Ядринский топсбыт», малое предприятие «Кияна», ТОО «Береза» ликвидированы и сняты с регистрационного учёта, что исключает возможность корректировки данных сведений, не может привести к ограничению права гражданина на пенсионное обеспечение.

Суд сделал вывод том, что на дату обращения гражданина в пенсионный орган он достиг 60 летнего возраста, его страховой стаж составил более 7 лет, в связи с чем у него имеется необходимый страховой стаж для назначения страховой пенсии, поэтому его требование о назначении пенсии подлежит удовлетворению.

Суд удовлетворил иск гражданина и признал незаконным решение Пенсионного Фонда в части отказа гражданину включения в страховой стаж периодов работы: в Волжском леспромхозе, в «Ядринском топсбыте», в малом предприятии «Кияна», в ТОО «Береза», обязал его включить эти периоды в стаж работы и назначить гражданину страховую пенсию по старости.

Мой комментарий: Когда я читала это решение, мне было немного не по себе. 60-летний мужчина с трудом смог «наскрести» менее десятка лет официального трудового стажа. При этом здесь еще не поднимался вопрос о наличии у него достаточного количества баллов, которые засчитываются в зависимости от размера заработной платы и уплаченных в Пенсионный фонд взносов.

Сейчас пресса регулярно рассказывает о сотнях россиян, которым отказывают в назначении страховой пенсии в связи с тем, что их заработок был настолько низким, что они не набрали нужное количество баллов.

Могу предположить, что ситуация с назначением пенсий в ближайшее время будет только обостряться, т.к. на пенсию начинают выходить граждане, значительная часть трудовой деятельности которых не задокументирована надлежащим образом.

Источник: Росправосудие
https://rospravosudie.com/court-cheboksarskij-rajonnyj-sud-chuvashskaya-respublika-s/act-557485927/

Комментариев нет:

Отправить комментарий